Александр и La Sainte-Alliance

200 лет назад по инициативе российского императора Александра I была предпринята попытка установить новый мировой порядок

 

Личность Александра Благословенного остается одной из самых сложных и таинственных в русской истории. «Сфинкс, не разгаданный до гроба», – отозвался о нем князь Петр Вяземский. Александровская эпоха была, возможно, наивысшим взлетом России, ее золотым веком. Не будет большим преувеличением сказать, что тогда Петербург был столицей Европы и судьбы мира решались в Зимнем дворце.

Современники называли Александра I царем царей, победителем Антихриста, освободителем Европы. Европейские столицы с восторгом приветствовали царя-освободителя: население Парижа встречало его цветами, главная площадь Берлина получила его имя – Александерплац. Тонкий и дальновидный политик, великий стратег, дипломат и мыслитель – Александр Павлович был необыкновенно одарен от природы. Его глубокий и проницательный ум признавали даже враги. «Он неуловим, как морская пена», – говорил о нем Наполеон.

Как же после всего этого объяснить, что царь Александр I остается одной из самых оклеветанных фигур русской истории? Долгие годы его – победителя Наполеона – объявляли бездарностью, а разбитого им Наполеона – военным гением. Похоже, Александру Благословенному не могут простить его победы над «глобальной революцией» и тоталитарным мировым порядком…

ПОПЫТКА ВОЗВЫСИТЬ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО

Глобальная война, развязанная революционной Францией, продолжалась два десятилетия и по-настоящему заслуживает названия Первой мировой – как по своему размаху, так и по длительности.

Рассадником разрушительной идеологии была Франция. Век Просвещения, а точнее, помрачения закончился революцией, гильотиной, террором и мировой войной.

Богоборческая и антихристианская основа нового порядка была очевидна современникам. В 1806 году Святейший синод Русской православной церкви предал Наполеона анафеме за его гонения на Западную церковь. Во всех храмах Российской империи (православных и католических) Бонапарт был объявлен Антихристом и врагом рода человеческого. Зато европейская и русская интеллигенция приветствовала его как нового мессию, который сделает революцию всемирной и объединит под своей державой все народы.

После разгрома Великой армии во избежание новых войн, подобных тем, что вел французский император, Александр выдвинул идею создания коллективного договора безопасности, гарантом которого стал Священный союз (La Sainte-Alliance) при руководящей роли России.

Главным на Венском конгрессе был вопрос о предотвращении войн на континенте. Логика Александра была ясна: кто зло попускает, тот сам зло творит. Зло не знает ни границ, ни меры, поэтому противостоять силам зла нужно всегда и везде. Внешняя политика является продолжением политики внутренней, и как не бывает двойной морали – для себя и для других, так нет политики внутренней и внешней. Православный царь и во внешней политике не мог руководствоваться иными нравственными принципами.

Будучи неофициальным лидером Венского конгресса, Александр Павлович пригласил побежденную Францию к участию в работе конгресса на равных с другими государствами и выступил с невероятным предложением о строительстве новой Европы на основе евангельских принципов. Никогда еще за всю историю Евангелие не становилось фундаментом международных отношений.

Православный царь предложил всем монархам и правительствам Европы отказаться от национального эгоизма и макиавеллизма во внешней политике и подписать Акт Священного союза. Важно отметить, что сам термин «Священный союз» по-немецки и по-французски звучит как «Священный завет», что усиливает его библейское значение.

Акт Священного союза был подписан русским императором Александром I, австрийским императором Францем I и прусским королем Фридрихом Вильгельмом III 14 (26) сентября 1815 года. Текст был составлен лично Александром и только слегка подправлен императором австрийским и королем прусским.

Три монарха, представлявшие три христианские конфессии – православие, католицизм и протестантизм, обратились к миру в преамбуле:

«Торжественно заявляем, что настоящий акт не имеет другой цели, кроме как желания перед всем миром явить свое непоколебимое намерение избрать правилом, как во внутреннем управлении своими государствами, так и в отношениях с другими правительствами, заповеди Святой религии, заповеди справедливости, любви, миролюбия, которые соблюдаются не только в частной жизни, но должны руководить политикой государей, будучи единственным средством упрочения человеческих учреждений и исправления их несовершенства»

«НЕ НАМ, ГОСПОДИ, НЕ НАМ…»

С самого возникновения Священного союза Александра I обвиняли в идеализме, мистицизме и мечтательности. Но он не был ни мечтателем, ни мистиком; Александр был человеком глубокой веры и ясного ума и любил повторять слова из Книги притчей Соломоновых:

«Я, премудрость, обитаю с разумом и ищу рассудительного знания. Страх Господень – ненавидеть зло; гордость и высокомерие и злой путь и коварные уста я ненавижу. У меня совет и правда; я разум, у меня сила. Мною цари царствуют и повелители узаконяют правду; мною начальствуют начальники и вельможи и все судьи земли»

(Прит. 8:12–16).

Для Александра I история человечества была проявлением Промысла Божия, Богоявлением в мире. На медали, которой награждали русских воинов-победителей, были выбиты слова «Не нам, не нам, а имени Твоему», позаимствованные из Псалтыри: «Не нам, Господи, не нам, но имени Твоему дай славу» (Псал. 113:9).

Вплоть до смерти Александра в 1825 году главы европейских правительств собирались на конгрессы для согласования своей политики. На конгрессе в Вероне царь сказал министру иностранных дел Франции и известному писателю Франсуа Рене де Шатобриану:

«Считаете ли вы, что, как говорят наши враги, Союз лишь слово, прикрывающее амбиции? <…> Больше нет политики английской, французской, русской, прусской, австрийской, а есть только общая политика, ее-то ради общего блага и должны принять народы и цари. Мне первому следует проявить твердость в принципах, на которых я основал Союз».

В книге «История России» французский поэт и политический деятель Альфонс де Ламартин отмечал:

«Такова была идея Священного союза, идея, которую оболгали в ее существе, представляя ее низким лицемерием и сговором о взаимной поддержке для угнетения народов. Долг истории – вернуть Священному союзу его истинное значение».

В течение почти 40 лет Европа не знала войн. Наполеоновский дух воскреснет с племянником Наполеона I – Наполеоном III, который с помощью революции захватит трон. При нем Франция в союзе с Англией, Турцией, Пьемонтом и при поддержке Австрии развяжет войну против России. Европа Венского конгресса закончится в Крыму, в Севастополе.

Многие важные истины можно постичь от противного. Попытки отрицания часто приводят к утверждению. Последствия нарушения мирового порядка хорошо известны: Пруссия разбивает Австрию и, объединив германские государства, громит Францию в 1870 году. Первая мировая война станет фактически продолжением франко-прусского конфликта. А следствием Первой мировой – самая разрушительная в истории человечества Вторая мировая война.

Священный союз Александра I явился благородной попыткой возвысить человечество. Это единственный пример бескорыстия в области мировой политики, когда Евангелие стало уставом в международных делах.

В заключение хочется привести слова Гете, сказанные о Священном союзе в 1827 году, уже после смерти Александра Благословенного: «Миру необходимо ненавидеть что-нибудь великое, что и подтверждалось его суждениями о Священном союзе, хотя еще не задумывалось ничего более великого и более благодетельного для человечества! Но чернь этого не понимает. Величие ей нестерпимо».

Автор: Андрей Рачинский, доктор истории, Национальный институт восточных языков и цивилизаций (Париж)

Источник