Что Гитлeр сказал журналистам напоследок

Свое последнее интервью Адольф Гитлeр дал швейцарскому журналисту за сутки до смeрти или ее инсценировки. В апреле 45-го Мартину Борману поручили найти сотрудника прессы нейтральной страны и доставить его в бункер фюрeра. Интервьюера yбuлu при штyрмe, а блокнот с записями, которые он успел сделать, доставили в Москву.

Представитель прессы записывал все, используя стенографию, поэтому записи прочитали не сразу. Блокнот просто отправили в музей, где он хранился вплоть до 95-го года. Затем один из специалистов попробовал расшифровать исторические записи.

Журналист спрашивал, думал ли Гитлер о таком финале, начиная более четверти века назад формирование нового политического направления. На что Гитлер ответил, уже в то время все осознавали, на что подписывались. Он и его соратники вступали в последнее противостояние, итогом которого должно было стать сохранение расы. Предполагалось только два финала: либо победа, либо поражение и гибель.

Но фюрер не считал, что они потерпели поражение. Страна в войне проиграла, но нацисты дали ход основной идее развития национал-социализма. Этот курс доказал свои преимущества, а нацистам удалось создать самое великое государство в истории, полагал рейхсканцлер.

По его словам, они построили надежную экономику, вырастили крепкое молодое поколение, со здоровым телом и духом. Гитлер считал, что в истории может остаться только великое. Сейчас никто не вспоминает о рабах, возводивших египетские пирамиды. Но сами громады навсегда останутся в памяти людей.

Нацистов постигло падение, но это только на первый взгляд. Потому что будущее осталось за национал-социализмом. Гитлер почти был уверен, что этот курс в следующем веке станет основным и для России.
Удивительным оказалось новое мировоззрение фюрера. Гитлер не мог идеализировать русских, потому что в них было много от азиатских народов. Но подтверждал тот факт, что эта нация оказалась выдержаннее немецкой в военном противостоянии. Он не удивился бы, если спасение для белой расы в будущем пришло именно с восточного направления.

Гитлер говорил, что ни он один принимал участие в разжигании войны. Он понимал, что впоследствии все назовут именно немцев агрессорами. Но на самом деле большую роль в начале войны сыграли американцы, англичане, евреи. Именно они пытались помешать немцам в развитии национал-социализма.

«Только глупые могут думать, что это противостояние разработали наши стратеги», — сказал фюрер.
Он сожалел лишь о том, что разогнал верхушку своей партии, среди которой было много людей, преданных выбранному курсу. И похвалил Сталина за его жесткие меры по чистке рядов Красной Армии от аристократии.