Cмерти вопреки: как выживaли советские моряки конвоя PQ-17

Баренцево море грозило им смeртью, обещало голод, холод и жажду. Но английские и советские моряки не сдались. Вместе они боролись за жизнь, чтобы не дать «костлявой» увеличить счёт жертв конвоя PQ-17 ещё на полсотни душ.

Прощай, «Киев»!

Пароход «Киев» был одним из крупных судов Дальневосточного пароходства.

Он «родился» в 1917 году на верфи в Гамбурге, а в 1932-м судно приобрёл СССР. Тогда-то его и назвали «Киевом» — и подняли на нём советский флаг.

После начала войны пароход побывал в США, откуда доставил 6000 тонн военных грузов. Успел простоять на ремонте — во время вражеского налёта на порт в Мурманске судно получило повреждение. И 10 апреля 1942 года капитан дальнего плавания Леонид Силин — командир парохода — повёл «Киев» на запад. Судно везло союзникам груз хрома и древесины, соблюдая своё место в ордере конвоя QP-10.

Пароход «Киев»

Караван судов упорно шёл на запад, отбивая атаки люфтваффе. Но кораблю Силина не было суждено прийти в порт. Ночью 13 апреля на подходе к острову Медвежий пароход торпедировала немецкая лодка U-436.

«Оставить боевые посты и посты управления, проверить помещения, спасательные шлюпки спустить на воду!», — приказал капитан Силин.

От взрыва торпеды погибли пять человек. Из четырёх шлюпок, имевшихся на тонущем судне, удалось спустить три. Экипаж и пассажиры перешли в них.

Вскоре советских моряков подобрал английский корвет. Так экипаж «Киева» снова попал в Исландию, но уже не на своём судне.

Домой сквозь ад

В Англию советских моряков доставили на крейсере «Ливерпуль». Там заботу о них приняло на себя советское посольство. Но на родину команда «Киева» возвращалась по частям. Некоторых «киевлян» отправили в Мурманск на судах печально известного конвоя PQ-17. На их долю выпали ужасные испытания.

Крейсер «Ливерпуль»

Старпом Ф. А. Погребняк, стармех Д. Г. Иванцов и судовой врач А. И. Лескин в момент роспуска конвоя находились на английском судне «Эмпайр Байрон». Этот пароход вёз одну из первых партий танков «Черчилль» для СССР. Груз сопровождал британский танкист капитан Римингтон.

После получения приказа Адмиралтейства — судам рассредоточиться и следовать в советские порты — немцы начали их безжалостное избиение.

«Эмпайр Байрон» недолго находился в одиночном плавании. Утром 5 июля 1942 года его атаковала подлодка U-703. Судно сотряс сильный взрыв, и оно начало быстро тонуть. Но экипаж успел спустить на воду две шлюпки, ставшие убежищем для шести десятков человек. Трое советских моряков оказались среди них.

Вскоре появилась U-703. Немцы передали на шлюпки выловленного ими из воды механика и задали вопросы о грузе, названии судна и его капитане. Не найдя последнего, фрицы втащили на подлодку танкиста Римингтона, передали выжившим немного еды и спиртное и указали курс к земле.

Субмарина ушла, оставив моряков с «Эмпайр Байрон» на волю морской стихии.

Впереди их ждало нелёгкое испытание.

Одна беда на всех

Шлюпки поделили поровну воду и продовольствие. В неприкосновенный запас каждой из них входило 12 бутылок рома, который впоследствии сослужил морякам добрую службу.

Одна шлюпка оказалась моторной. Она взяла на буксир вторую, и выжившие направились к Новой Земле.

Район гибели судов конвоя

Отойдя от шока после гибели судна, моряки старались сделать всё, чтобы выжить. В шлюпке, где оказались трое русских, всем и всеми руководил Уильям Пранс — старпом «Эмпайр Байрона».

Этот 50-летний морской волк был строг, но справедлив. Он не терял духа и следил за порядком в своей шлюпке. Вместе с доктором Лескиным Пранс стал ангелом-хранителем для выживших моряков.

Некоторые матросы находились в тяжёлом состоянии. Особенно те, кого втащили в шлюпки из ледяной воды после гибели судна. Когда они теряли сознание, на помощь им приходили Пранс и Лескин.

Основным лекарством был ром. Когда кто-то лишался чувств, старпом вливал порцию крепкого напитка в рот больному. Это приводило его в сознание.

Доктор же боролся с последствиями холода. У моряков сильно мёрзли руки и ноги. И Лескин поочерёдно снимал со всех обувь, массировал ноги и смазывал их маслом — для восстановления кровообращения в конечностях. Это спасло многих от обморожения и ампутаций.

Вскоре у мотора кончилось топливо. Да и воды становилось всё меньше… Но Пранс был суров — он предупредил товарищей, что вышвырнет за борт любого, кто попробует украсть драгоценную жидкость.

Шлюпки продолжили путь под парусами. На восьмые сутки моряки уже чувствовали себя неважно. Но никто не жаловался — экономили силы. Эти грязные и бородатые люди жили надеждой, что вот-вот покажется земля.

Особую уверенность им внушал Пранс, который как будто был сделан из стали.

Когда на двенадцатый день плавания моряки уже отчаивались спастись, именно старпом заметил на горизонте точку. По мере приближения она росла и вскоре превратилась в английский корвет «Дианелла».

Корвет «Дианелла»

Спасены!

Радости выживших не было предела.

«И британский офицер носит орден СССР»

Когда корвет поднял людей из шлюпок на борт, они узнали: от Новой Земли их отделяло ещё 80 миль. «Дианелла» доставила их в Архангельск. Мытарства экипажа и пассажиров «Эмпайр Байрона» завершились.

В отличие от многих моряков конвоя PQ-17 им удалось выжить. Во многом благодаря Уильяму Прансу.

Советское правительство по достоинству оценило заслуги этого офицера английского торгового флота. Оно наградило мистера Пранса орденом Отечественной войны I степени за доблесть и мужество при доставке вооружений в Советский Союз.

Как писал советский посол в Лондоне Иван Майский, «…хочется сказать слово благодарности тем тысячам и тысячам иностранных, главным образом английских и американских моряков, которые приняли участие в северных конвоях».

Источник