День рождения императора: как русская авиация китайцам помогала

Однажды доблестные японские лётчики решили сделать своему императору традиционный, но всё равно приятный подарок — yбить много китайцев. Но тут вмешались русские — и что-то пошло не так.

Русский с китайцем — братья навек

Генерал-майор американских ВВС Клэр Ли Шеннолт:

«Вскоре после японского нападения на Шанхай китайцы отправили официальные просьбы о помощи всем основным державам. Откликнулась только Россия».

Речь о так называемом «Инциденте на мосту Лугоу» — стычке между солдатами японской Гарнизонной армии в Китае и ротой китайских войск, произошедшей 7 июля 1937 года. Этот инцидент японцы сделали формальным поводом для начала Второй японо-китайской войны.

И тут на помощь китайцам пришёл СССР. Правда, с валютой у их генералиссимуса Чан Кайши было не очень — в смысле, живые деньги пригодились бы ему самому и приближённым. Но поскольку за товарами первого в мире государства рабочих и крестьян тоже очереди не стояли, договорились, что за самолёты и танки китайцы заплатят джинсами и пуховиками чаем и чем ещё найдут.

В общем, традиция менять боевые самолёты на масло появилась ещё при Иосифе Виссарионовиче Сталине.

Китайцы, примерно как медведь из мультика, хотели и того, и этого, и другого, и можно без хлеба. Есть они предпочитали рис, а вот для войны им требовалась военная техника — и чем больше, тем лучше. Правда, выяснилось, что людей-то в Китае много, а вот хороших лётчиков не очень — некоторых уже сбили японцы, а остальные были так себе.

Клэр Ли Шеннолт

Генерал-майор американских ВВС Клэр Ли Шеннолт:

«Однажды рано утром мадам Чан присоединилась к нам, чтобы встретить группы ночных бомбардировщиков, вылетавших к Шанхаю. Она очень обрадовалась, когда все 11 самолётов показались над аэродромом. Погода была прекрасной, и они начали заходить на посадку. Но радость мадам Чан оказалась недолгой.

Первый пилот промахнулся мимо полосы и разбился на рисовом поле. Следующий скапотировал и взорвался. Третий сел благополучно, но четвёртый врезался в пожарную машину, которая спешила к горящему самолёту. Пять из 11 самолётов разбились при посадке, погибли четыре пилота.

Мадам Чан разрыдалась. «Что мы можем сделать? Что мы можем сделать? — повторяла она. — Мы покупаем лучшие самолёты, какие только можно найти за деньги, тратим время и средства, обучая их, а они убивают сами себя прямо у меня на глазах. Что мы можем сделать?».

Ласточки китайского неба

Первыми поступившими в Китай советскими истребителями стали поликарповские И-16 тип 5. Часть их выдали наиболее боеспособным китайским подразделениям, а на остальных должны были летать советские добровольцы.

Большинство советских лётчиков действительно были добровольцами. Более того, в «заграничные турне» посылали далеко не всех желающих. Правда, в самом начале всё было настолько секретно, что лётчики верили: добровольцев собирают помогать революционной Испании. И старательно учили испанский.

У китайцев первые И-16, прозванные «ласточками», получила группа полковника Као Чи-Ханга. Этот китайский лётчик уже сбил четыре японских машины на «Кёртис Хок III» и теперь, получив новый самолёт, очень хотел стать настоящим асом.

Полковник Као Чи-Ханга

21 ноября к аэродрому, где расположился отряд полковника, прилетели в гости десять японских бомберов G3M2. Као попытался взлететь, но, поскольку наземный персонал привычно разбежался по норам, ему пришлось вылезать из кабины, чтобы добрым словом и большим револьвером собрать их обратно и запустить двигатель. В этот момент рядом взорвалась японская бомба.

В историю полковник Као вошёл как первый китайский лётчик, погибший на И-16.

Советским пилотам повезло больше. Они вступили в бой на следующий день, когда шестёрка И-16 капитана Прокофьева вступила в бой с японскими A5M (флотский «тип 96»). Сбитым оказался японский лётчик Кодзи Миядзаки. К счастью для всего прогрессивного человечества, будущее аниме от этой победы советских лётчиков не пострадало. Хотя кто знает — может быть, два Миядзаки было бы ещё круче, чем один.

Сами советские лётчики поначалу считали, что всё не так уж и хорошо. Японцев было много, а И-16 — мало. К тому же в СССР изучали старые истребители-бипланы Ki-10 (армейский «тип 95»), а новые японские самолёты были уже совсем другими. Что было гораздо важнее — большинство японских пилотов уже успели немного потренироваться на китайцах.

Павел Васильевич Рычагов

К счастью, в декабре главным советским советником по авиации в Китае стал Павел Рычагов. Он уже повоевал в Испании с более сложным противником, так что с боевым опытом у него всё было в порядке. К тому же кроме И-16 в декабре прибыли также истребители И-15 — менее скоростные, но более манёвренные. Вскоре советские лётчики выработали новую тактику — эскадрильи на «чижах» (И-15) связывали боем японские истребители прикрытия, а затем И-16 атаковали бомбардировщики.

Подарочек

Одной из основных целей японской армии в 1938 году стало «трёхградье Ухань» — три стоящих рядом города (Учан, Ханькоу и Ханьян) в центральном Китае, с кучей заводов, железными дорогами, речными портами и прочими полезными на войне вещами.

Чан Кайши твёрдо решил не отдавать это место японцам и стянул в окрестности 120 дивизий — больше миллиона солдат.

У японцев войск было поменьше, но их генералы не без оснований считали, что самурайский дух компенсирует.

Ну и пушки-танки, не без этого.

Японская авиация тоже решила не оставаться в стороне и на 29 апреля — день рождения императора Хирохито — запланировала большой налёт на Ханькоу. А товарищи советские добровольцы, узнав об этом, решили японцам «помочь».

Генерал-майор американских ВВС Клэр Ли Шеннолт:

«У японцев было несколько довольно неприятных стычек с русскими над Ханькоу, и поэтому их визиты стали нерегулярными. Чтобы подбодрить их в день рождения Хирохито (29 апреля), мы намеренно убрали истребители, прикрывавшие Ханькоу. 28 апреля все китайские и русские истребители улетели с огромным шумом и помпой. Они кружили над городом на малой высоте, чтобы все могли их видеть и слышать, а потом взяли курс на Нанчань. Японские агенты, которые кишели в Ханькоу, как клопы в гостиничной койке, сообщили об этом, не дождавшись, пока самолёты улетят.

А через час все истребители повернули назад и приземлились на аэродроме Ханькоу, подкравшись на высоте деревьев».

И-16 ВВС Китайской республики

В общей сложности, на аэродроме под Ханькоу собрали больше сотни советских и китайских истребителей. И когда посты наблюдения стали сообщать об идущих на город японцах, все они поднялись в воздух.

Генерал-майор американских ВВС Клэр Ли Шеннолт:

«20 китайских пилотов на русских самолётах патрулировали южные подходы к аэродрому Ханькоу. У них был приказ — как можно дольше связывать боем вражеские истребители, чтобы те израсходовали бензин. Наши главные силы из 40 истребителей лениво выписывали в небе восьмёрки, примерно в 30 милях восточнее Ханькоу, перекрывая прямой путь на Уху. Они должны были атаковать япошек, когда те останутся без бензина и не смогут вести бой.

Японцы совершили большую ошибку, поскольку при подходе к цели сделали большой крюк к югу и развернулись над Вучангом, чтобы разбомбить аэродром раньше, чем китайские истребители успеют атаковать их. Япошки явно не собирались сражаться долго. Через несколько минут я увидел, как японские истребители вышли из боя и покачали крыльями, давая сигнал перестроиться и возвращаться домой. Китайцы сумели сбить несколько бомбардировщиков, но в целом вражеская группа пострадала мало и улетела в полном порядке.

Я весело рассмеялся, так как увидел, что они повернули прямо на Уху. Именно там со стороны солнца кружили русские, ожидая их, как стая злобных ястребов.

Атака русских оказалась превосходной. При первом ударе бомбардировщики отсекли от истребителей. Пока часть русских самолётов занималась бомбардировщиками, остальные погнались за японскими истребителями. У япошек просто не хватало бензина, чтобы развернуться и принять бой. Три бомбардировщика сумели спастись, однако ни один истребитель не вернулся в Уху.

Советские добровольцы на И-16

По официальным данным, Ханькоу полетели бомбить 18 бомбардировщиков под прикрытием 27 истребителей. По китайским заявкам, истребители сбили 21 японский самолёт, ещё на двух самураев претендовали зенитчики. Со стороны защитников города погибло пять лётчиков, двое из которых были советскими добровольцами — лейтенант Лев Шустер и капитан Алексей Успенский.

Сами японцы, скрипя зубами, признали потерю двух истребителей и двух бомбардировщиков, а себе на счёт записали аж 40 китайских истребителей. Правда, почему-то после такой «победы» летать на Ухань они не решались ещё месяц.

Ну а китайцы впоследствии поставили в городе памятник советским лётчикам-добровольцам.

Источник