Эту страну не победить: как русская смекалка выручала солдат Красной армии

Существует выражение, что русская смекалка – это основа нашей армии. Так уж сложилось, что именно она выручала наших солдат даже в самых безнадёжных ситуациях. Этот «русский феномен» пытались исследовать учёные, а на западе слагали легенды о несокрушимости советского бойца, но мы-то знаем, что никакие это не байки. Итак, три реальные истории о секретном отечественном оружии, которым никогда не завладеют иностранцы – русской смекалке на войне.

 

История красноармейца Ивана Середы действительно должна стать объектом изучения специалистов в области ментальной психологии, потому что только русский мог до этого додуматься.

В августе 1941 года его часть стояла недалеко от Даугавпилса, а сам Иван готовил обед для солдат. Услышав характерный лязг металла, он заглянул в ближайшую рощицу и увидел движущийся на него немецкий танк. С собой у него в этот момент были лишь незаряженная винтовка и топор, но это уже смертельное оружие в руках находчивого солдата. Спрятавшись за деревом, Середа подождал, когда танк с немцами заметит полевую кухню и остановится, так и произошло.

Солдаты вермахта вылезли из грозной машины, и в этот момент советский кашевар выскочил из своего укрытия, размахивая топором и винтовкой. Перепуганные немцы запрыгнули назад в танк, ожидая, как минимум, атаки целой роты, а Иван не стал их в этом разочаровывать. Он запрыгнул на машину и стал обухом топора бить по ее крыше, когда же опешившие немцы пришли в себя и стали стрелять в него из пулемёта, он просто согнул его дуло несколькими ударами все того же топора.

Почувствовав, что психологический перевес на его стороне, Середа стал выкрикивать приказы несуществующему подкреплению красноармейцев. Это было последней каплей: минуту спустя враги сдались и под прицелом карабина отправились в сторону советских солдат. Там-то с ними и разобрались.

Вес имеет значение

Вот смеются над нами иногда за нашу страсть к тяжёлой и громоздкой бытовой технике, а между прочим, это наверняка отголоски военного времени. Чем тяжелее танк – тем он лучше.

Танки КВ-1 — гордость советской армии первых этапов войны, но они имели неприятное свойство глохнуть на пашнях и других мягких грунтах. Одному такому КВ не повезло застрять во время отступления 1941 года, а верный своему делу экипаж машину бросить не решился. Прошёл час, подошли немецкие танки. Их орудия могли только поцарапать броню погрязшего великана, и безуспешно расстреляв в него все боекомплекты, немцы решили отбуксировать «Клима Ворошилова» в свою часть. Закрепили тросы, и два Pz III с большим трудом сдвинули КВ с места.

Советский экипаж сдаваться не собирался, как вдруг двигатель танка, недовольно покряхтев, завёлся. Недолго думая, буксируемая машина сама стала тягачом и легко потянула уже в сторону позиций Красной Армии два немецких танка. Озадаченный экипаж «панцерваффе» был вынужден сбежать, но вот сами машины были успешно доставлены КВ-1 до самой передовой.

Голь на выдумку хитра

В начале Великой отечественной войны страна испытывала огромную нехватку военной техники. Зимой 1941 года все силы Красной Армии были брошены на защиту Москвы от врага. Лишних резервов не было от слова «совсем». А они, ой, как требовались. Например, шестнадцатой армии, которая была обескровлена потерями в районе Солнечногорска.

Руководил этой армией ещё не маршал, но уже отчаянный командир Константин Рокоссовский. Чувствуя, что без лишнего десятка пушек оборона Солнечногорска падёт, он обратился к Жукову с просьбой о помощи. Жуков ответил отказом — все силы были задействованы. Тогда неутомимый генерал-лейтенант Рокоссовский направил просьбу самому Сталину. Ожидаемый, но от этого не менее горестный, ответ последовал незамедлительно — резерва нет. Правда, Иосиф Виссарионович упомянул, что возможно есть несколько десятков законсервированных пушек, которые принимали участие еще в Русско-турецкой войне. Эти пушки были музейными экспонатами, приписанными к Военной артиллерийской академии имени Дзержинского.

После нескольких дней поисков был найден работник этой академии. Старый профессор, практически ровесник этих орудий, рассказал о месте консервации гаубиц в Подмосковье. Так фронт получил несколько десятков старинных пушек, которые сыграли не последнюю роль в обороне столицы.

Источник