Финская oккупация в годы ВОВ. Воспоминания очевидцев

Часто, вспоминая блoкаду Ленинграда, не уточняют, что немецкие вoйска располагались в Южном полукольце. А вот за Северное полукольцо отвечала Финляндия.

Помимо того, финнами была оккупирована существенная часть советской Карелии, включая Петрозаводск. Но на этом финны не собирались останавливаться. Финское руководство мечтало о “Великой Финляндии” и планировало дальнейший захват советских территорий.

Финский национализм

Финские националисты были помешаны на угро-финской нации гораздо более, чем Гитлер на чистоте арийской крови.

К примеру, фюрер заявлял, что он воюет против “русских варваров” и позволял себе “заигрывания” с представителями других народов, проживающих на территории Советского Союза. Финны же себе подобного не позволяли.

Финские лагеря

Если верить финским историкам Юссиле, Хентилю и Невакиви, то питание узников, содержащихся в финских концлагерях было отвратительным.

Согласно данным военного историка Хельге Сеппяля, который в военные годы служил в финской армии, общее количество лагерей насчитывало 24, семь из которых были расположены в Петрозаводске.

Вместо муки заключенные получали измельченную бумагу, в которую было добавлено небольшое количество муки. Испечь хлеб из этого было невозможно. Но если эту смесь варить, то получался клейстер, создающий иллюзию сытости.

С наступлением весны люди съедали каждую травинку, которая успевала выглянуть из земли. На зубах хрустела земля, но узники были доведены до такого состояния, что попросту не замечали этого. В скором времени заключенные начали заболевать дизентерией, многие умирали от обезвоживания.

Наказания получали за малейшую провинность: за невыполнение нормы, за то, что заболел, если замешкался перед тем, как встать в строй или посмел заговорить через проволочное ограждение.
Легкой смертью считалось, если тебя забили кулаками и ногами.

Аркадий Ярицын, бывший узник одного из подобных лагерей, рассказывал, что были оборудованы так называемые “пыточные дома”, где в качестве наказания виновного раздевали догола и избивали специальными резиновыми плетками.

Антонина Натарьева, еще одна узница, которой удалось выжить, говорила, что баня заключалась в натирании хлоркой тел и одежды. Большинство из “принимающих баню” при этом теряли сознание.

Труд заключенных применялся широко — они убирали улицы, работали на заводах и лесозаготовках по 18 часов. Страшнее всего было работать на лесозаготовках. Естественно, что никакой спецодеждой узников не обеспечивали, работали в том, что было на них надето. Спустя пару недель одежда становилась лохмотьями, поэтому малейшее похолодание часто оказывалось смертельным.

В отличие от своих немецких “товарищей”, финны в своих лагерях не организовывали массовые казни — они уничтожали узников тихо и методично.