Генерал “Прорыв”. Операция по зaхвату Синявских высот

В сентябре 43-го развернулись бoи за высоты 43,3 и 50,1. Они являлись частью Синявских высот — холмов, расположенных над болотами.

Синявские высоты имели важное стратегическое значение. Несмотря на то, что уже осуществился прорыв блокады Ленинграда, и по новой железнодорожной ветке Шлиссельбург-Поляны шли поезда, эта ветка регулярно подвергалась обстрелу немецкой артиллерией с высоты 43,3, с которой открывался отличный обзор железной дороги.

Приказ командующего

Когда Гитлеру доложили о запуске железной дороги в месте прорыва блокады, по которой за сутки может пройти до 35-ти эшелонов, последовал незамедлительный приказ об ее уничтожении артиллерией.

На каждое действие немецких артиллеристов наша артиллерия отвечала огнем своих орудий. Те участки путей, которые были повреждены, восстанавливались в ускоренных темпах. Однако Командующий Ленинградским фронтом генерал Говоров разумно посчитал, что гораздо целесообразнее получить эти высоты под свой контроль. И к концу лета 43-го следует приказ о взятии Синявских высот.

Наибольшую стратегическую важность имели: высота 43,3 с размещенными на ней орудиями противника; высота 50,1, с которой открывался отличный обзор, позволяющий вести обстрел МГА — крупного немецкого транспортного узла.

Первоначально приказ о командовании операцией был отдан генералу Духанову, командующему 67-й армией. Но со стороны генерала последовал категорический отказ. Он отлично помнил потери, которые советским частям пришлось понести во время предыдущих штурмов Синявской горной гряды. Свой отказ Духанов объяснил недостатком сил для проведения подобного сражения. У него действительно от армии осталось только две дивизии, да и те в неполном составе.

Неизвестно, какая судьба ожидала бы генерала Духанова за отказ от выполнения приказа в военное время, если бы на выручку не пришел генерал Симоняк, осуществивший блестящий прорыв блокады.

Получивший прозвище “Генерал-Прорыв”, Симоняк являлся командующим 30-м Гвардейским стрелковым корпусом.

Стратегия Симоняка

Обладающий наблюдательностью и прекрасными аналитическими способностями, Николай Симоняк, проанализировав неудачи предыдущих штурмов Синявских высот, обнаружил тот факт, что во время артподготовки немцы вместе с орудиями отходили в тыл по ходам сообщений. Таким образом, нисколько не пострадав от артобстрела противника, они снова вступали в бой, как только начиналась атака советских пехотинцев.

Было решено использовать новую тактику артподготовки, получившую название тактики “сползающего огня”. Ее разработал командующий артиллерией Ленинградского фронта генерал Одинцов совместно со своим штабом, возглавляемым полковником Бруссером.

Согласно этой тактике, артиллерия возобновляет огонь, когда противник, посчитав, что артобстрел прекращен, возвращается в окопы. Для осуществления этого плана от артиллеристов требовалась ювелирная точность.

Согласно данным разведчиков, благодаря холмистому рельефу, немцы применяют метод “отсечного огня”, уничтожая советских солдат из расположенных сбоку замаскированных огневых точек. По этой причине большей части атакующих не удавалось добежать до вражеских траншей.

Кроме того, у немцев имелись замаскированные артиллерийских орудия и минометные батареи.

Штурм

15-го сентября первыми со стороны расположения советских частей начали действовать артиллеристы, проводя артподготовку высоты 43,3. Помимо этого, имея координаты подразделения “отсечного огня”, переданные разведкой, штурмовая авиация, произведя неожиданную атаку, уничтожила его.

Начавшей атаку пехоте не было оказано практически никакого сопротивления. Штурм занял не больше 30-минут.

Генерал “Прорыв” вновь осуществил еще одну блестящую операцию.

Однако, не желая сдавать оставшиеся высоты Синявской гряды, немцы стянули все возможные резервы, силы которых не позволили советским войскам взять высоту 50,1, позволяющую получить контроль над МГА.

Но основная часть плана была выполнена, и обстрелов железнодорожных путей с высоты 43,3 можно было больше не опасаться.