Гибeль теплохода «Нина Сагайдак»

В 1983 году судно работало в Арктике на доставке продовольствия полярным станциям и судам. О том, в каких условиях оказался теплоход «Нина Сагайдак» расскажет Петр Осичанский в своей книге «Спасите нас на суше»

«Сверхсложной была ледовая обстановка и в 1983 году. В Восточном секторе Арктики работали почти все ледоколы Мурманского и Дальневосточного пароходств, атомные ледоколы, суда с усиленным ледовым классом. И все же аварийные ситуации возникали то с одним, то с другим судном. Чуть было не погиб теплоход «Коля Мяготин», получив множественные повреждения корпуса судна, и его не без труда удалось вывести сначала на чистую воду, затем отбуксировать в бухту Провидения для устранения ледовых повреждений.

Меньше повезло однотипному с «Колей Мяготиным» теплоходу «Нина Сагайдак». Как и большинство судов такого типа, «Нина Сагайдак» работала в Арктике на доставке продовольствия полярным станциям и судам.

Столкнувшись с исключительно неблагоприятной ледовой обстановкой, капитан и экипаж с огромным трудом вырывались из ледового плена, рискуя быть блокированными льдами в пунктах выгрузки. И все же бортовую технику и часть экипажа пришлось оставить в одном из пунктов выгрузки. Предстояло снабдить еще семь пунктов к западу от Певеку, а на дворе уже октябрь. Нужно было спешить, приближалась зима.

3 октября «Нина Сагайдак» под командованием капитана В. Соловьева в компании танкеров «Каменск-Уральский» и «Уренгой» последовала по назначению под проводкой сначала ледокола «Ленинград», затем ледокола «Капитан Сорокин». До косы Двух Пилотов плавание проходило спокойно. Но вскоре суда получили штормовое предупреждение – усиление северо-западного ветра до 15-20 метров.

При таком прогнозе следовало ожидать серьезной подвижки льдов и сжатия со всеми сопутствующими им «прелестями». Вскоре суда действительно были обложены тяжелыми льдами и стали дрейфовать на восток вдоль кромки припая. Они оказались в «ледяной реке» – так называют стремительный дрейф льда различной формы и возраста под воздействием штормовых ветров вдоль берегов, в проливах, узкостях, у мысов и островов».

О том что происходило дальше расскажет д.т.н., профессор, заведующий лаборатории ледокольной техники ЦНИИМФ Л.Г.Цой в своей статье «Арктика непредсказуема всегда»:

«Условия, в которых оказалось судно «Нина Сагайдак» перед его гибелью. Навигация 1983 г. в Восточном районе Арктики была аномальная. Наиболее тяжелая обстановка сложилась в начале сентября. Северо-западные ветры вызвали нажим дрейфующих льдов Айонского массива. Трасса Севморпути была перекрыта льдами этого массива от банки Милькера до Колюченской губы. Это положение сохранялось до 17 сентября. Одновременно начался период устойчивого ледообразования. Сжатие льдов составляло 2-3 балла. В октябре положение значительно ухудшилось. Отмечался рекордно низкий температурный фон при общей аномальности гидрометеорологических процессов, ни разу не наблюдавшихся в течение последних десятилетий.


Теплоход «Нина Сагайдак» погиб 9 октября 1983 г. в проливе Лонга. В начале октября судно шло в составе каравана под проводкой ледоколов «Ленинград» и «Капитан Сорокин». Из-за сплочения льда вследствие усиления северо-западного ветра судно было зажато крупнобитым старым дрейфующим льдом. Винт и руль заклинило. При подвижке льда руль произвольно перекладывало с борта на борт на 90 градусов. В результате были обломаны ограничители баллера руля.

Ледоколы подойти к судну не могли из-за подвижки льда и общего дрейфа массива на юго-восток с нажимом льда на судно, навалившегося кормой на прочный припай. (Похожая ситуация в своё время произошла с «Челюскиным», что также стало причиной гибели судна). Между судами каравана образовалась подушка спрессованного льда. Теплоход «Каменск-Уральский», который в неуправляемом состоянии носило в дрейфе, кормой навалило на левый борт «Нины Сагайдак».

Крен судна «Нина Сагайдак» достигал 13 градусов. Положение осложнилось, когда на теплоход «Каменск-Уральский» боком навалило танкер «Уренгой». Некоторое время все три судна дрейфовали вместе. Торошение льда достигало такого уровня, что льды поднимались выше фальшборта.


8 октября на «Нине Сагайдак» произошла деформация набора левого борта от носовой переборки в корму на 15 шпаций на уровне скулового пояса наружной обшивки, которая была нарушена сразу в 6 местах — образовались трещины вдоль набора.

Основная причина разрушения корпуса этого судна – дрейф после потери хода вдоль прочного ледяного барьера с сильным навалом на него других судов. К правому борту подошло поле многолетнего льда, что усилило сжатие. В районе 35-37 шпангоутов произошёл разрыв обшивки с деформацией шпангоутов внутрь и в корму.


Механизмы стали разрушаться и заваливаться внутрь машинного отделения. (Эти суда не имеют двойного борта в районе машинного отделения). Произошёл разрыв трубопроводов систем орошения, осушения, масляного, воздушного. Оборван кабель, питающий электродвигатели насосов. Судно осталось без водоотливных средств.

В машинное отделение стала поступать вода. Крен достиг 30 градусов на правый борт.

Палуба вошла в воду, и судно затонуло. Экипаж до трагедии покинул судно и вертолётом был доставлен на ледокол.»

Источник