Глюковина. Один из любимых анекдотов Высоцкого.

Высоцкий был отличным рассказчиком и умел рассказывать анекдоты так, что слушатели веселились от души. Его живописный стиль сложно повторить даже другому рассказчику, а уж тем более печатным текстом, но тем не менее.

В армии прием новичков. Идет построение. Сержант хриплым голосом выкрикивает:

— Иванов! Шаг вперед! Какая профессия была до призыва?

— Столяр я, товарищ сержант.

— Принять исходное.

— Петров! Кем был на гражданке?

— Слесарем, товарищ сержант.

— Шаг назад.

— Сидоров!

— Я, товарищ сержант.

— Кем трудился до армии?

— Глюковничал.

После небольшой паузы сержант говорит:

— Повтори.

— Глюковины мастерил.

Тут сержанта разобрало любопытство:

— Хм, а здесь ты эту штуку сможешь смастерить?

— И здесь смогу!

— И что тебе надо для того, чтобы ты изготовил вот это, что ты сказал?

— Досточки, гвоздики, проводки, молоток, пассатижи.

— И, если у тебя все это будет, сможешь это сделать?

— Конечно, товарищ сержант!

— За какое время ты сможешь это сделать?

— За неделю сделаю, товарищ сержант!

— М-м. Ладно даю тебе семь дней.

Любопытный сержант определяет солдата в сарай, и тот за закрытой дверью что-то там мастерит. Сержант же, которого так и разбирает любопытство, регулярно наведывается к сараю, стараясь разглядеть, что же это за штука такая, которую мастерит новобранец. Но так же регулярно терпит неудачи — разглядеть, что происходит в сарае, ему никак не удается.

Через неделю, весь измаявшись, приходит:

— Время вышло. Показывай, где та штуковина, что ты тогда назвал.

Солдат показывает. Сержант, вытаращив глаза:

— Это что такое?!

— Так она и есть,глюковина!

— На гауптвахту! Десять дней! — орет обескураженный сержант.

Спустя несколько дней является с проверкой генерал. После осмотра спрашивает:

— Ну, как у вас дела с подготовкой?

— Все нормально, товарищ генерал!

— На гауптвахте кто-нибудь сидит?

— Нет. А! Да. Происшествие такое неприятное.

— Какое такое, неприятное?

— Он, товарищ генерал… Тут такое дело нехорошее… Я у него спросил, кем он на гражданке… А он мне такое сказал… а потом такое смастерил… Ой, товарищ генерал, лучше не надо.

— Ну, покажи.

— Что показать?

— Что он там такое смастерил.

— Товарищ генерал, вот, лучше не смотреть.

— Показывай, сказал. Надо же посмотреть, почему отправил солдата на губу.

Сержант открывает дверь, генерал всматривается и говорит:

-Ё… Какая глюковина!

Есть и продолжение этой истории.

После того как сержант, отсидевший месяц на гауптвахте, обратился к уже ефрейтору Сидорову с просьбой объяснить и показать ему это чудное название, Сидоров согласился.

— Где моя глюковина?

— Да вот же она. — Протянул сержант глюковину, так как глюковина была при нем весь месяц гауптвахты согласно приказу генерала.

Ефрейтор Сидоров несет глюковину на берег реки, рядом идет любопытный сержант. Сидоров бросает в воду глюковину, и оттуда слышатся звуки: “Глюк, глюк, глюк.”