Как «чубаровский» сyдебный процесс искоренил бaнды хулиганов по всему СССР

К 1926 году бaндитизм в Советском Союзе удалось мало-мальски искоренить. Самые жeстокие прeступники, державшие в стрaхе все население Ленинграда, отправились отбывать положенное нaказание. Вроде бы город должен был вздохнуть с облегчением. Но на смену бaндитам пришли мелкие хyлиганы, поблажки для которых обернулись настоящей трaгедией.

Безнаказанность

К бытовому хулиганству в 20-30-е годы ленинградские стражи правопорядка относились спокойно. Большая часть нарушителей была из бедняков, которых поддерживал советский строй. Это привело к тому, что в населенном пункте начали формироваться целые шайки мелких правонарушителей. Они воровали, вымогали деньги, хулиганили, нередко дрались, отстаивая свои районы.

Но, когда молодые люди совершили страшное преступление, ленинградцы подняли настоящий бунт, приведший, наконец, к искоренению хулиганства.

Переполненная чаша терпения

Летним вечером молодая девушка Люба Белова возвращалась с работы. Путь ее лежал через сквер, расположенный в переулке Чубарова. Здесь к ней начал приставать известный в районе хулиган Павел Кочергин, успевший напиться на поминках.

Вначале парень предложил девушке погулять, но получив отказ, перешел к решительным действиям. Он позвал товарищей, которые схватили Любу, затащили в безлюдное место, избили и начали насиловать.

Вскоре к месту преступления подтянулись и другие представители местной шпаны, желавшие «позабавиться». Шесть часов длилось насилие и издевательства.

Каким-то чудом 19-летней девушке удалось выжить и добраться ранним утром до ближайшего отделения милиции. Из сбивчивого рассказа сотрудники поняли, о каких насильниках идет речь: безработного дебошира Кочергина и его товарищей в отделе хорошо знали.

А вскоре об этом вопиющем случае узнали ленинградцы. Рабочие прозвали преступников, которых к тому времени успели задержать, «чубаровцами». После массовых митингов на предприятиях было составлено более 300 заявлений с 50-ю тысячами подписями, с требованием жестоко покарать всех причастных к зверству.

Заслуженное наказание для всех

Судебный процесс над «чубаровцами» начался только в декабре 1926-го. До этого времени Люба Белова пыталась восстановить душевное равновесие при помощи специалистов, чтобы выступить на суде. Кроме того, девушке пришлось лечиться от гонореи, которой болели несколько из ее насильников.

Защищали преступников опытные адвокаты, а сами обвиняемые на суде пытались представить дело так, будто Люба согласилась на все это за немалые деньги. Но показания свидетелей, Беловой, заключения эксперта и речь народного обвинителя, в конце которой прозвучали слова: именно сейчас предстоит решить, за кем пойдет страна, за Кочергиным или комсомолом и советской общественностью, не оставили преступникам ни единого шанса.

Из 25 подсудимых, шестерых приговорили к расстрелу, остальных отправили в концлагеря на длительный срок. Еще двое подозреваемых были оправданы.

После этого слово «Чубаровщина» стала выражением нарицательным и распространилась по всей стране. Она означала суд над хулиганами, совершившими не только насилия, но и другие страшные преступления.

Стоит отметить, что первых «чубаровцев», издевавшихся над девушкой судили по «Уставу революционных трибуналов». А 1 января 1927-го года в стране появился свой Уголовный кодекс.