Как летчик Борис Бугаев спас Брежневу жизнь

Однажды Леонид Ильич Брежнев направлялся с визитом в Гвинею. Это была рабочая поездка, никто не ожидал нападения. Но над Средиземным морем первый борт СССР внезапно атаковал истребитель ВВС Франции. Трижды он заходил на цель. Дважды открывал огонь по самолёту Брежнева и пересекал его курс. Председатель Президиума Верховного Совета СССР мог бы не достигнуть страны назначения, но советские лётчики сумели с честью выдержать это испытание.

Визит мира

Ил-18, на котором Брежнев отправился в Гвинею был атакован 9 февраля 1961 года. «Нападение произошло в период с 14 ч. 23 мин. по 14 ч. 30 мин. гринвичского времени в воздушном пространстве над международными водами Средиземного моря в районе около 130 километров на север от Алжира», – транслировали советские газеты заявление министра иностранных дел Александра Громыко.

Маршрут нашего самолёта был заранее согласован с французскими властями. Также советские власти официально заявили, что незадолго до появления истребителя экипаж связался по радио с алжирским аэропортом (Алжир тогда ещё был французской территорией). Таким образом французским властям было точно известно место нахождения и курс борта номер один.

За штурвалом советского самолёта находился опытный лётчик Борис Бугаев. Прошедший горнило Великой Отечественной войны, налетавший тысячи часов, он числился личным пилотом Брежнева и пользовался высоким доверием. «Мы передали срочную радиограмму на английском и французском языках: «Военный истребитель делает круги вокруг нашего самолета «Ильюшин-18» No75708 Аэрофлота. Просим отозвать истребитель». Радиостанция алжирского аэропорта, приняв эту радиограмму, дважды ответила “О Кей!» – вспоминал тот эпизод Борис Бугаев.

Однако утвердительный ответ диспетчеров никак не отразился на поведении французского истребителя. Более того, он совершил очередной заход и несколько раз выстрелил. Борис Бугаев предугадал его действия и сменил траекторию за считанные секунды до начала атаки. Понимая, что опасность слишком велика, он постарался увести самолёт с ценными пассажирами как можно дальше от враждебного истребителя. Тот в свою очередь не стал преследовать советский борт и скрылся.

В СССР пресса взорвалась волной негодования по поводу атаки на мирный самолёт. Эпизод называли «бандитским налётом» и «агрессией французской военщины». На промышленных предприятиях Москвы были организованы митинги, на которых клеймили позором выходку иностранных ВВС, а также зарубежных дипломатов, не уделяющих событию должного внимания. МИД Франции назвал инцидент «достойным сожаления» и пообещал разобраться, но виновные так не были представлены публике.

Крылатый министр

Брежнев высоко оценил уверенные действия своего пилота. Стоит отметить, что это единственный случай за всю историю, когда самолёт с главой государства атаковали ВВС страны, не находящейся в состоянии войны. Этот эпизод помог карьере лётчика Бориса Бугаева сделать новый виток. В 1966 году ему присвоили звание Героя Социалистического Труда и вручили орден Ленина и золотую медаль «Серп и Молот». С этого момента личный пилот первого лица партии становится большим чиновником. Сперва в качестве замминистра, а с 1970 года уже как министр гражданской авиации СССР, Борис Бугаев развивает энергичную деятельность вверенной отрасли. При нём гражданская авиация превращается из резерва вооружённых сил в самостоятельную структуру.

Проводятся реконструкции и строятся сотни новых аэродромов, создаётся инфраструктура, появляются конструкторские бюро. Уже к 1980 году советская гражданская авиация перевозила больше людей, чем любая другая в мире — более 100 миллионов пассажиров в год. Более 17 лет Борис Бугаев пробыл на этом посту, назначением на который, он, возможно, был обязан тому эпизоду, когда спас жизнь Брежнева.

Источник