Как нeмецких тaнкистов поражали русский характер и непредсказуемость

После окончания Отечественной вoйны многие сoлдаты Вeрмахта, наконец, раскрыли правду о том, как они срaжались с советскими солдатами, и что думали о вoинах этой aрмии. В своих записках нeмецкий тaнкист Ганс Ригер, писал, что срaжения на Восточном фрoнте, под Москвой и Сталинградом многому его научили.

Из записок бывшего немецкого солдата

Война в Европе значительно отличалась. Там немецкие танки превосходили местную боевую технику, но главное различие было не в этом. У этих варваров (так немецкие танкисты называли советских солдат) имелся внутренний стержень и несгибаемый характер, писал Ригер.

Когда фашисты неожиданно врывались в европейские города, чаще всего они видели массовую капитуляцию местных солдат, и это гитлеровцев очень забавляло. Но в России такого не случалось практически никогда. Даже если советский солдат оставался один, он давал отпор, а немецкая армия несла потери.

Иногда, вспоминает бывший танкист, один пулеметчик так упорно сопротивлялся, что мог сдерживать целую роту немецких солдат. Кроме того, бывали случаи, когда солдат, будучи один, продолжал палить из сломанного орудия и умудрялся каким-то чудом выводить из строя танки противника. Это просто не укладывалось в голове автора записок, но было реальностью.

Командир роты, где служил Ригер, не скрывал от солдат своего мнения о поездке на Восточный фронт. Он говорил, что идти войной на Россию, это огромная ошибка для немецкой армии. Но солдаты лишь смеялись за его спиной, считая, что их полковник потерял в Европе боевой задор.

Тогда командир сказал им одну фразу, которую потом часто вспоминал Ригер: «Вы не знаете русских. Они еще неоднократно нанесут вам удар. На все ваши хитрые стратегии они будут реагировать непредсказуемо и на авось». Слова командира оказались пророческими.

Советские солдаты проходили там, где это было невозможно, появлялись из ниоткуда и также стремительно исчезали.

Ганс Ригер служил в модернизированной танковой роте. В ее составе он попал на Восточный фронт. Потери армии начались еще в пути. Сначала поезд с боевой техникой подорвали местные партизаны. В той диверсии погиб полковник, а Ригер чудом остался жив.

В Сталинграде велись ожесточенные бои. Город был практически полностью разрушен и завалы не давали прохода немецкой технике. Поэтому временно немецкого танкиста перевели в пехоту.

Там автор записок был впервые ранен, но не огнестрельным оружием, а саперной лопаткой советского солдата. Немцы атаковали здание с восемью русскими, находившимися внутри. Когда у тех закончились патроны, фашисты зашли внутрь. Казалось, судьба советских солдат предрешена. Но никто не мог подумать, что противник будет сопротивляться, держа в руках обычные саперные лопатки против немецких автоматов.

Уже на больничной койке Ригер узнал поразительную новость, этим русским удалось вырваться из окружения.

После выхода из госпиталя немецкий танкист продолжал участвовать в боях, вплоть до 1944 года. Когда он осознал, что война проиграна, решил сбежать с фронта. Кстати, как писал Ригер, эта мысль возникала тогда у многих солдат. Автору записок удалось совершить задуманное. Он смог сесть на морское судно, идущее до Аргентины.

Из записок еще одного танкиста Юлиана Ригера

На протяжении всей войны немецкий танкист Юлиан Ригер находился в боевых машинах. Экипажу Ригера везло, он не попадал в серьезные бои с русскими и дошел почти до самого Сталинграда.
В немецкой армии ходили страшные истории о русском оружии, которое пробивало любое танковую броню, но танкисту оно пока не встречалось, а противотанковые пушки гитлеровцы старались устранить в первую очередь. Так дивизия Ригера продвигалась вперед, тесня русских, предчувствуя скорое поражение большевиков.

Особой обороны у русских не было. Пехота с ружьями не могла дать достойный отпор мощным немецким танкам.

Но однажды при проезде заброшенной деревни немецкие боевые машины попали под обстрел. Пришлось свернуть с курса и отправиться на поиски стрелявших. Немцы были удивлены, ведь разведка, предварительно проверившая местность, не обнаружила следов советских солдат и пушек. Пока они искали источники огня, четыре машины противник успел вывести из строя.

После этого дивизия стала продвигаться с осторожностью, уже понимая, что перед ними серьезный противник, а победа будет не так скоро. Потом гитлеровцы осознали, что русские спешно покидали позиции, потому что, не были готовы к нападению. Но чем дальше продвигалась фашистская армия, тем больше сплачивался этот народ.

Затем машину Ригера подбили. Причем сделала это советская пехота. К танку подобрался русский раненый солдат, в руках у него были гранаты, обмотанные проволокой. Боец бросился под гусеницы.

Экипаж выжил, но танк был безнадежно испорчен.

Уже под Сталинградом Ригер пересел на новый Тигр. В одном из переходов 10 немецких танков столкнулись с тремя советскими. Гитлеровцам удалось подбить машины противника. Но в одном из Т-34 фашисты заметили движение. Они подошли ближе, когда люк открылся, и советский танкист успел выстрелить из пушки, подбив один из танков противника.

Русского схватили и привели к полковнику. На удивление, он вел себя спокойно и не сопротивлялся. Его направили в танк командира для допроса, а колонна двинулась дальше. Но через несколько минут прогремел взрыв. Как оказалось, советский танкист пронес с собой гранату, которую взорвал в танке полковника.

Вот так запомнились немцам советские солдаты, сильные духом, сплоченные и готовые на все для защиты родной земли.