Как НКВД отправляло украинцев в Сибирь

Инициировал депортацию жителей Западной Украины, членов семей участников ОУН и УПА, Лаврентий Берия, тогдашний генеральный секретарь госбезопасности СССР.

В 1944 году руководством НКВД была утверждена инструкция, согласно которой семьи оуновцев и членов УПА депортировали из Западной Украины.

Операция началась после входа советских войск на территорию Западной Украины.

Начало депортации было инициировано распоряжением Лаврентия Берии, который в эти времена занимал пост генерального секретаря государственной безопасности СССР.

Распоряжение было издано в 1944 году 31 марта, уже через пять дней Иван Серов, заместитель генсека, разработал инструкцию, по которой семьи активных повстанцев и членов ОУН высылались в дальние регионы СССР. Инструкция выпущена под грифом «Совершенно секретно».

Депортация украинских семей выполнялась в Иркутскую, Омскую область, Красноярский край, Новосибирск и другие регионы Сибири.

Количество депортированных указано в секретной справке, которая была составлена во Львове. В ней сообщается, что на протяжении 1944 года были депортированы 4744 семьи, проживавшие на территории Западной Украины, из Ровенской, Тернопольской, Черновицкой, Львовской, Станиславской, Волынской областей.

Депортация началась в апреле 1944 года, даже раньше высылки крымско-татарского населения. За первый месяц вывезли 1300 семей, в одном эшелоне помещалось около 200 семей.

Данные для выселения формировались на основании списков местных советов, которые знали о принадлежности жителей к ОУН или УПА. Также для депортации использовались сведения НКВД.
Списки для депортации составлялись в результате работы агентуры, арестов, допросов населения.

Местные жители были запуганы и некоторые сами приходили сдаваться для последующего выселения.
Перед днем выселения сельсоветы получали срочное распоряжение о подготовке нужного количества повозок. На следующий день в 5 утра оперативная группа заходила в населенный пункт, выходы и входы в поселение перекрывались военными. Каждый дом стерег часовой.

Оперативными работниками и членами местных советов проводилась проверка семей, которые числились в списках. Выполнялся тщательный обыск в доме, проверялись документы. Затем членам семьи зачитывалось решение о депортации. На сборы личных вещей выделялось три часа.

В этот период представитель местной власти и член НКВД описывали имущество, которое в последующем подлежало конфискации.

В инструкции было указано: «Важно, чтобы депортируемые брали с собой как можно больше вещей и продуктов».

В провизии ограничений не было, можно было брать продуктов сколько угодно. Требовалось, чтобы еды хватало на один месяц питания семьи. Это говорило о том, что путь был не близким.

Разрешалось забирать драгоценные предметы и деньги. Подлежащие высылке брали портсигары, часы, кольца и другие драгоценности, имеющиеся в доме.

Об отправке эшелона сразу информировали генерала Чернышова, заместителя генсека.

Он приказывал готовить для выселяемых буфеты на пути следования эшелона. Такие пункты приема пищи располагались на украинских станциях, работали они и на тринадцати ж/д вокзалах России.