Как один партизан уничтожил сразу 4 вражеских эшелона

В ночь с 29 на 30 июля 1943 года, белорусский подпольщик, житель Осиповичей Федор Крылович предвосхитил на суше подвиг моряка-подводника Александра Маринеско — совершил самую крупную в мировой военной истории наземную транспортную диверсию. От взрыва мины, установленной диверсантом, взорвались 29 цистерн с бензином, 60 вагонов с боеприпасами и эшелон с боевой техникой.

То, что супердиверсию Крыловича многие записали «на свой счет», он объясняет обилием партизанских отрядов и партийных подпольных организаций, все они имели связь с городом, и всем командиры давали задания.

Крылович с женой, довоенное фото. За проявленное мужество в проведении операции по ликвидации вражеской боевой техники, продовольствия и топлива, которые могли бы использоваться гитлеровцами в боях с Красной Армией, Федор Андреевич Крыловыч, в декабре 1948 года, указом Верховного Совета СССР награжден орденом Ленина, медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени Федор Андреевич Крылович награжден в 1949 году.

По возвращении в Осиповичи после войны Федор Крылович построил собственный дом, в котором и прожил с женой и двумя детьми. Лишь спустя время и только после вмешательства историков и партийного руководства семья получила квартиру, а в Осиповичах появилась улица имени героя.

Но сегодня важно другое — супердиверсия, аналогов которой нет в истории, так и не попала на страницы отечественных учебников для школьников и студентов. Услышав 22 июня 1941 года по радио о начале войны с Германией, сержант запаса Крылович немедленно явился в военкомат. Но в армию его не взяли — наркомат путей сообщения забронировал кадры железнодорожников. И уйти с товарищами на восток не удалось: немецкие танки, обойдя Осиповичи, вышли к мосту через Березину и отрезали путь на Могилев. А уже 30 июня немцы вошли в Осиповичи.

Эта узловая станция во время оккупации стала важной базой Вермахта. Здесь располагались склады, формировалось или разгружалось множество военных эшелонов.

Жд вокзал в Осиповичах.

Организованного подполья в Осиповичах поначалу не было. Группы сопротивления возникали стихийно. На железнодорожном узле такую группу возглавил машинист паровозного депо Марк Шведов. В нее вошел и станционный электромонтер Федор Крылович. Подпольщики занимались саботажем: сыпали песок в буксы колес, повреждали цилиндры у паровозов, неправильно переводили стрелки, пуская вагоны под откос. Федор, имевший навыки радиолюбителя и армейскую специальность связиста, собрал радиоприемник.

В доме Крыловичей подпольщики слушали передачи из Москвы. Постоянный прием и запись сводок вел отец Андрей Андреевич. Он в 1943-м ушел в партизаны. В борьбе против оккупантов участвовали также его сын Алексей и дочь Софья – брат и сестра Федора. Все они погибли.

Весной 1943 года с Федором Крыловичем встретился секретарь Могилевского подпольного обкома ЛКСМБ Павел Воложин, уполномоченный ЦК ЛКСМБ в зоне Осиповичи – Бобруйск. Он поручил ему расширить масштаб диверсий и акций саботажа на станции и в городе. П.Ф. Воложин вышел на Крыловича через секретаря Осиповичского подпольного райкома комсомола И.Б. Гнедько.

В донесении Воложина секретарю ЦК ЛКСМБ К.Т. Мазурову от 2 июля 1943 года сказано: «Имел свидание. Подобрался замечательный парень. Он у меня уполномоченный по г. Осиповичи — Крылович Ф.А. Он по моему поручению организовал 9 комсомольских организаций по 3–4 человека в организации. Ребята толковые и энергичные, только нужен материал. Стыдно признаваться, что нет тола и мин. Жду. Этот Крылович Федя замечательный парень, энергичный и инициативный, исполнительный. Вот, что он проделал за свое пребывание в Осиповичах: кроме этих 9 организаций у него есть еще 11 человек диверсантов и 5 распространителей литературы. Состав — комсомольцы и молодежь. Друг с другом они не связаны. Эта группа уничтожила за свое существование 21 цистерну с горючим, 13 платформ с горючим. Выведено из строя 38 электромоторов, дизель электростанции выведен из строя на 6 месяцев (…) переправил в партизанские отряды 52 человека молодежи. Парень хорошо знает работу подполья, конспирации. Поставил перед ним ряд новых задач и основное — активизация действий созданных организаций».

В середине июля 1943 года Воложин встретился с командованием спецотряда наркомата госбезопасности БССР «Храбрецы», базировавшегося в Октябрьском районе Могилевской области.

В отряде он получил две магнитные мины английского производства. Их дали в обмен на обязательство поставлять из Осипович разведывательную информацию, в которой нуждались чекисты. Мины «по цепочке» переправили Крыловичу.

В ночь с 29 на 30 июля 1943 года электромонтер Крылович заступил на дежурство по станции Осиповичи. Мины лежали на дне переносного ящика с инструментами. Темнело, когда на станцию прибыл эшелон с жидким топливом. Скоро он должен был уйти в южном направлении, в сторону Курска. В это время с путей вызвали дежурного электрика: вышел из строя семафор в Северном (или, по-другому, Могилевском) вагонном парке.

В сопровождении немца-охранника Крылович отправился к семафору. Когда провожатый отвлекся, Федор установил мину на бочке с бензином на платформе в голове эшелона, вдоль которого они шли. Вторую мину ему удалось поставить на такой же бочке в хвосте состава. Обе должны были взорваться в пути. Но тут произошло неожиданное. Вместо того, чтобы немедленно отправить эшелон с бензином из Осипович, станционное начальство приказало передвинуть его в Северный парк, где находились составы с боеприпасами и военной техникой.

Эшелон с «Тиграми»

Федор уже вернулся домой, когда прозвучал первый взрыв. Ночное небо озарило пламя от горящих бочек с бензином. Минут через 10—15 от взрыва второй мины детонировали боеприпасы в соседнем эшелоне. В городе, словно от землетрясения, зашатались здания, заколебалась земля. Над станцией взметнулся гигантский огненный смерч. Пламя перекинулось на эшелон с танками и бронемашинами. Оглушительные взрывы, разлетающиеся в разные стороны на сотни метров осколки и неразорвавшиеся снаряды, бушующий в разных местах огонь — все слилось в сплошной гул.

По свидетельствам очевидцев, «взрывы и пожар продолжались до 12 часов дня», то есть, 10 часов подряд. Свидетельства об этой диверсии сохранились в немецких документах. Дежурный офицер оперативного отдела 203-й охранной дивизии сделал следующую запись в дневнике боевых действий: «30.07.1943. Около 2 часов на станции Осиповичи на железнодорожном составе с горючим взорвалась магнитная мина. В результате пожара сгорело 29 цистерн с бензином, 60 вагонов с боеприпасами и эшелон с боевой техникой. В результате взрывов боеприпасы разбросаны по всей территории.

Срочно затребованы пиротехники из Минска и Могилева для обезвреживания всюду разбросанных снарядов и бомб. По данным 550-й полевой комендатуры, потери до сих пор составили 3–4 солдата убитыми, 27 солдат и 6 железнодорожных служащих ранено».

В своей радиограмме в Москву командир отряда «Храбрецы» Александр Рабцевич сообщил: «…В результате пожара сгорели 4 эшелона, в том числе 5 паровозов, 67 вагонов снарядов и авиабомб, 5 танков типа «Тигр», 10 бронемашин, 28 цистерн с бензином и авиамаслом, 12 вагонов продовольствия, угольный склад, станционные сооружения. Погибло около 50 фашистских солдат». Как следует из немецкого документа, погибло не более 4-х человек, ранены 33./

Позже Рабцевич представил рапорт с уточненными данными: «Уничтожены 25 вагонов с бензином /в бочках/, 8 цистерн с авиамаслом, 65 вагонов с боеприпасами, 5 танков «Тигр», 3 танка Л-10, 7 бронемашин /все 15 машин находились на ж/д платформах/, 12 вагонов с продовольствием, 5 паровозов, кран для подачи угля, угольный склад.

Повреждены иные станционные сооружения. В окрестностях сгорели 9 домов».

Конечно, столь крупные потери обусловило, в основном, стечение обстоятельств. Однако этот факт не умаляет заслуги Крыловича.

Бывший офицер генерального штаба Вермахта Э. Миддельдорф спустя несколько лет после войны написал в своей книге: «Действия русских партизан во время проведения крупных наступательных и оборонительных операций сильно затрудняли обеспечение немецких войск и проведение оперативного маневра…

Крупного успеха добились партизаны также в июле 1943 года, когда ими на станции Осиповичи был уничтожен эшелон с горюче-смазочными материалами, два эшелона с боеприпасами и чрезвычайно ценный эшелон с танками «Тигр». На танки «Тигр» германское командование возлагало большие надежды в операции «Цитадель». Оно несколько раз откладывало начало наступления под Курском именно из-за недостаточной укомплектованности штурмовых частей этими боевыми машинами.

После взрыва Федор Крылович ушел из города в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду, которой командовал В.И. Ливенцев. Возглавил в отряде диверсионную группу, совершил ряд успешных операций. После войны он продолжил работать на железной дороге. За свою работу в подполье, проведение диверсии на станции Осиповичи и последующую борьбу с врагом, как командира разведывательно-диверсионной группы 1-й Бобруйской партизанской бригады, он был награжден лишь медалью «Партизану Отечественной войны», которой награждали всех участников партизанского движения…

И только через 5 лет после освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков, в 1949 году, по настойчивому ходатайству к союзному начальству и советскому военному ведомству секретаря ЦК ЛКСМБ К. Мазурова ему вручили орден Ленина.

К сожалению, судьба отмерила Ф. Крыловичу недолгий жизненный путь. Он умер 7 ноября 1959 года в 43-летнем возрасте. В 1975 году в городе его именем была названа одна из улиц, а на одной из расположенных на ней многоэтажек установили мемориальную доску в память о герое. Тогда же появилась скромная памятная доска о подвиге Ф. Крыловича и на здании железнодорожного вокзала.

В 2009 году ему установлен памятник на перроне Осиповичского железнодорожного вокзала.

Источник