Как угнaть самолет за 23 минуты. Пoбег в ФРГ на советском истребителе

28-го мая 1973 г. СМИ Западной Германии буквально пестрели заголовками о скандальном событии, произошедшем в предыдущий день в 296-м авиационном полке истребителей из состава Советских войск в ГДР. Отечественные источники массовой информации произошедшее предпочли не афишировать.

Героем зарубежной прессы стал советский офицер Е.Л. Вронский, задумавший и, что самое впечатляющее, совершивший побег на самолете Су-7БМ с аэродрома Гроссенхайн.

А впечатляющим, вызывающим изумление было то, что сбежавший офицер, в отличие от других персонажей подобных историй (случаев побега за границу советских пилотов было несколько), летчиком не являлся. 23-х летний старший лейтенант Вронский был самым обыкновенным авиационным техником и летному делу не обучался. Правда, готовясь к побегу, он подружился с офицером из класса по тренажерам и немного освоил технику управления самолетом на тренажере. И, хотя профессионалы бы сказали, что для управления истребителем этого недостаточно, ему это все-таки удалось.

Для совершения задуманного, Вронский выбрал воскресенье. В это день полетов нет, проводятся хозяйственные работы на территории. Аэродром был полон народа. Самолет, на который пал выбор беглеца, должны были перевести в технико-эксплуатационную часть, поэтому никто не обратил внимания на звук включившегося мотора, мало ли какие работы могут проводиться. Но самолет, выехав из укрытия, двигаясь, начал идти не взлет. И вот здесь-то на аэродроме поднялась тревога, угонщика пытались перехватить, выслав машину охраны, но он смог увернуться и взлететь.

Присутствующим, наблюдавшим за неумелыми попытками при взлете, сразу стало понятно, что самолетом управляет не профессионал. Один момент все подумали, что полет трагически закончился, увидев облако пыли, но, оказалось, хитрый перебежчик просто избавился от подвесных баков, едва только взлетел. Но кто был в кабине, сказать было сложно, это выяснится позже.

Пролететь до ближайшей границы с ФРГ ему нужно было около 200 км. Вронскому повезло, курс взлетно-посадочной полосы аэродрома совпадал с курсом границы, поэтому дополнительных маневров, которые он не смог бы выполнить, ему делать не пришлось. Шасси он решил не убирать, и летел на минимальной скорости, не включая форсаж.

На Гроссенхайне тем временем пытались найти способы вернуть боевой самолет. С шести ближайших аэродромов (Кетене, Фалькенберге, Мерзебурге, Цербсте, Ютербоге, и Кохштедте) поднимались советские истребители, но цель так и не была обнаружена. Новоиспеченный летчик, несмотря на отсутствие летного опыта, хитрил и старался не подниматься выше 500 м, чтобы его не заметили. Больше двух часов искали беглеца 32 истребителя, избороздив все небо, однако он уже давно был вне поля их видимости и доступности — на территории Западной Германии. До границы он добрался за 23 минуты.

Приземлился Вронский у города Люнебург, неподалеку от границы, сам еще точно не зная, что его план удался. Ориентировался он только по времени, не имея опыта полетов по местности. Топливо заканчивалось, самолет посадить он не смог бы из-за отсутствия опыта, поэтому пришлось катапультироваться, что опять же ему удалось, не проходя никакой подготовки. Самолет рухнул неподалеку от оживленной трассы.

Не зная немецкого языка (почему-то этот пункт выпал из его плана побега), Вронский пытался общаться со сбежавшимися на место происшествия немцами. При этом, решив почему-то, что в Западной Германии гораздо холоднее, предстал перед встречающими в зимней одежде, чем их немало позабавил. Через несколько дней Вронский выступил на немецком телевидении, не объясняя, однако причин своего побега, но сказав, что сделал это добровольно. В дальнейшем его следы теряются, и как сложилась его судьба неизвестно.

Вспоминая это особый случай, очевидцы происшествия, летчики с многолетним летным опытом, поражались случившемуся, невольно восхищаясь предателем. Самолет Су-7БМ 1964г. выпуска – боевой истребитель, достаточно сложный в управлении. И, каким образом им смог управлять человек, не имевший никакого опыта в пилотировании, остается загадкой.

К слову сказать, советская сторона сделала запрос в Западную Германию относительно возвращения советского офицера, так и оставшийся без ответа. Но остатки самолета ФРГ честно вернула пострадавшей стороне, не забыв при этом изучить его оборудование. А самый уникальный случай угона в истории авиации вылился в грандиозный дипломатический скандал.