Как ускорили уход из жизни академика Легасова

26 апреля 1986 года в СССР произошёл взpыв ядeрного реактора на Чернобыльской АЭС. Это было такой же неожиданностью, как нападение фaшистской Германии на нашу страну. А подвиг ликвидaторов этой aварии можно сравнить с подвигом гарнизона Брестской крепости. Те и другие отчаянно и мужественно защищали жизни советских людей. Такую параллель провёл человек, который сам был в первых рядах ликвидaторов авaрии. Это академик Валерий Алексеевич Легасов.

Благодаря его мудрым решениям и его самоотверженности удалось сократить число жертв после этой катастрофы. Хотя сам он стал жертвой не только ядерного взрыва.

Каким был академик Легасов?

Родиной Валерия Алексеевича является город Тула. Родился он в 1936 году, 1 сентября, теперь это праздник – День знаний. А для будущего академика учёба всегда была любимым делом. Он учился в московской школе и вместе с аттестатом о среднем образовании получил золотую медаль. Он продолжил своё образование в МХТИ им. Менделеева. По окончании его стал трудиться на химкомбинате в Сибири, где для ядерного орудия выполняли наработку плутония.

Будучи человеком с незаурядными способностями, он в 36 лет становится доктором наук в области химии, а в 45 – академиком. Он удостаивался звания лауреата Ленинской и Государственной премий. В 1984-м он становится 1-м замдиректора Института атомной энергии им.Курчатова. До Чернобыльской трагедии оставалось 2 года.

Но вот наступила эта роковая ночь 26 апреля 86-го. На АЭС в Чернобыле во время выполнения внештатных испытаний работы турбоагрегата ситуация вышла из-под контроля, и в специальные институты поступили зашифрованные сигналы. Это было сообщение о том, что там, на 4-м блоке, возникла опасность сразу 4-х видов: ядерная, радиационная, пожарная и взрывная. Взрывов избежать не удалось, всего их было 2.

В первый же день погибли 2 работника АЭС. Атомный реактор был полностью разрушен. В результате взрыва возник пожар, и пожарные, не жалея себя тушили огонь, чтобы он не перекинулся на 3-ий блок. 134 человека (сотрудники станции и ликвидаторы аварии) получили большую дозу радиации и впоследствии у них возникла лучевая болезнь, а в течение нескольких месяцев после аварии 28 человек из облучённых умерли.

Была создана специальная комиссия. В эту комиссию включили академика Легасова, хотя уместнее бы было направить туда реакторщика, а не химика-неорганика, Валерия Алексеевича. Он, однако, оказался единственным учёным, который работал на станции в первые дни после катастрофы.

Академик вёл себя самоотверженно. Приблизившись максимально близко к взорвавшемуся блоку, он вышел из бронетранспортёра и сделал необходимые замеры, чтобы наиболее точно оценить ситуацию.

Также он совершил облёт трубы АЭС на армейском вертолёте. Бортовые рентгенометры зашкаливали. Радиационный фон был очень высоким.

С такой аварией мир столкнулся впервые, и, соответственно, не было опыта ликвидации подобного. Однако, гениальный учёный принял единственно правильное решение: забросать зону реактора с вертолётов смесью глины, свинца, а также борсодержащих и других веществ. Всего было сброшено на разрушенный реактор более 5 тысяч тонн необходимых смесей. По 5-6 раз в день поднимался Легасов над реактором. Подвергая свою жизнь смертельной опасности, он думал только о безопасности людей, о том, как свести масштабы катастрофы до минимума.

Настоял на эвакуации людей из Припяти, самого близкого к АЭС населённого пункта. Добивался, чтобы информация о жуткой аварии была полной и правдивой. По этому поводу возник конфликт с руководством страны. Ведь информация скрывалась, и люди в заражённых местностях шли в праздничных первомайских колоннах, даже не подозревая об опасности, висящей над ними.

Первыми о последствиях взрыва сообщили шведские газеты, ведь над Швецией повисло радиоактивное облако. А Советские люди были проинформированы своим правительством о катастрофе только 14 мая, по прошествии 2-х с лишним недель после взрыва реактора.

На протяжении всего периода «информационной тишины» академик Легасов находился в самом центре катастрофы. А всего в Чернобыле он побывал 7 раз. Доза облучения, которой он подвергся в общей сложности составляла 100 БЭР, а предельно допустимая доза – 25 . Домой учёный вернулся 13 мая. Голос его стал хриплым, голова полысела, мучал постоянный кашель. Сам он очень похудел. Он почти не ел, так как находился в сильном стрессе. Его угнетало, что пострадало много ликвидаторов аварии, ведь не хватало даже респираторов и хорошей, чистой воды, а также и средств для профилактики лучевой болезни.

В правительстве утверждались списки людей для представления к наградам. Легасова вычеркнули, потому что проект Чернобыльского реактора был разработан в институте, где сейчас работал академик. Но ведь это было до его прихода. Однако на совещание Международного агентства по атомной энергетике (МАГАТЭ) посылают опять его. И совершенно больной человек несколько дней с группой учёных готовился к докладу.

Когда в Вене он начал своё выступление слышались недружелюбные выкрики, но через 15 минут зал затих. Доклад длился 5 часов без перерыва. Ничего не скрывая, Легасов поделился информацией и дал рекомендации, как действовать в подобных случаях, ведь это может повториться где-то ещё.

Валерий Алексеевич в первую очередь заботился о безопасности всего человечества. Своим честным выступлением он спас страну от громадных денежных исков, которые хотели выставить страны Европы за радиоактивное заражение.

А на Родине академика и учёных, готовивших доклад, пытались привлечь к уголовной ответственности за озвучивание засекреченной информации. Многим не нравилась честность Легасова, поэтому он подвергался травле. Его не включили в новый научный совет института, не дали заниматься проблемами безопасности. Морально добивали смертельно больного человека! У Легасова была лучевая болезнь 4-й степени, пострадал костный мозг и был выявлен радиационный панкреатит.

В 1987 году на 50-ти летний юбилей Легасов получил именные часы «Слава», но звания Героя Соц. труда так и не был удостоен.

28.04.1988 года через 2 года после Чернобыльской трагедии запланирован был доклад для правительства. В нём учёный собирался озвучить результаты своего расследования причин взрыва на станции. Но накануне случилось неожиданное: учёный повесился в своём доме. Система умело расправлялась с неугодными ей людьми.

Зато Европа, как могла, выразила свою благодарность Валерию Алексеевичу. Его имя было в десятке лучших учёных мира. Ему присваивалось звание «Человек года».

Только в 1996 г. Легасов был удостоен звания Героя России посмертно.

Правда, в московской школе, где учился учёный, помнили о нём всегда, даже когда он был в немилости у правительства. А сейчас образ учёного увековечен в бронзе. Его статуя стоит у крыльца его родной школы.

Страна должна знать и помнить своих героев!