Карточки, талоны, дефицит или «райская» жизнь в Советском союзе

Сейчас часто можно услышать рассказы и воспоминания о том, как прекрасна и замечательна была жизнь при Советской власти. Однако, кто-то, очевидно, забыл, а кто-то, наверное, и не помнит, как очаровательно сияли своей пустотой полки в магазинах накануне развала Советского Союза.

И вот именно тогда то, в условиях дефицита, к середине годов прошлого века, партия КПСС приняла решение о вводе талонной системы. Завуалировано это было, конечно, под решение трудового народа, который, к слову, был явно недоволен «своим» решением. Но отменить «собственное» решение, конечно же, никто из трудящихся не решился.

Советскому правительству, надо сказать, опыта в этом деле было не занимать, в общей сложности за все время существования СССР страна 27 лет прожила по карточкам. Еще в начале коммунистической эпохи (1917г.), не имея достаточных ресурсов для нормального функционирования государства, при том, участвуя по наследству от царской России в Первой мировой войне, вновь созданная страна была вынуждена ввести продуктовые карточки. И только в 1921г., когда политика «военного коммунизма» сменилась на НЭП, карточки на необходимые продукты (хлеб, сахар, крупы) отменили.

В 30-х годах ХХ века карточки вводились несколько раз. В 1929г. была введена карточная система на хлеб и отменена только в январе 1935г. Однако в течение следующих нескольких дней стоимость муки и хлеба была повышена практически в два раза.

А в 1931г. для работников госсектора и их семей Наркомат снабжения ввел карточки на продовольственные и непродовольственные товары. Вот только большая часть населения – крестьяне и лица, лишенные политических прав, оказались вне этой системы. В деревнях царил голод, в городах люди вели полуголодное существование.

И эти карточки начали отменять с октября 1935г., постепенно уменьшая при продаже лимит товара на одного человека.

В конце 39-го из продажи исчезли хлеб и мука. Положение было катастрофическим. И «выход» был найден – запрет на продажу муки и хлеба в деревнях. Началось массовое бегство крестьян в города. Продовольственное снабжение городов при этом, естественно ухудшалось с каждым днем. Вторую мировую советская страна встретила голодом, огромными очередями и очередным введением карточной системы, сначала в Москве и Ленинграде, а затем и в других городах. Эта система просуществовала до декабря 1947г.

А вот талонную систему 80-х – 90-х годов отменять не было необходимости. В начале 92-го в связи с разрешением на свободную торговлю и «отпуском» цен, талоны, можно сказать, самоликвидировались.

Необходимость введения талонов в некоторых регионах возникла еще в конце 70-х в связи с растущим дефицитом на продовольственные товары, такие, как мясо, мясопродукты, животное масло. Власти Советской державы, пытаясь соблюсти приличия, тактично назвали талоны иначе: «Заказ» или «Карточка покупателя», но легче и сытнее простому трудящемуся народу от этого не стало.

Цель была проста – обеспечение населения минимальным набором продуктов. Таким образом, спрос должен был снизиться, а дефицит уменьшиться, так как больше положенного населению ничего не продадут. Логично, не правда ли?

Для справки: талон – это одноразовый документ, по которому вы можете получить в установленный срок определенный товар. Не успели в этот срок – лично ваши проблемы.

Талоны можно было получит в ЖЭКе или по месту работы. Нет прописки и работы – нет талонов.

Талонная система, предназначенная для защиты государства от дефицита, активизировала теневую экономику, породив махинации со стороны работников торговли и ЖЭКа.

К концу 80-х, началу 90-х дефицит достиг своего пика, с витрин магазинов исчезли сахар, чай, крупы, растительное масло. Ввелись талоны на табачные изделия, мыло, спички. А когда Михаил Сергеевич решил исцелить страну от пьянства, появились талоны и на спиртные напитки. Больше положенного количества можно было получить только в очень уважительных случаях: на свадьбу или похороны, да и то не очень много — около двух ящиков спиртного. Многим любителям выпить пришлось вспомнить про своих бабушек и дедушек, интересуясь у них рецептом самогона.

Зато людям, имеющим в своем арсенале талант коммерсанта удавалось очень даже выгодно перепродавать, конечно, уже по «коммерческой» цене дефицитные товары. Называли этих людей неприятным словом «спекулянты». На рынках, куда и перекочевали эти предприимчивые люди, можно было увидеть даже те товары, которые отродясь не видывали полки отечественных магазинов.

В общем, покупай — не хочу. А простые советские граждане, может, и хотели, да не могли: резкий рост цен, невыплаты зарплат в учреждениях и на предприятиях (да, да, заработную плату могли не платить месяцы, а иногда даже и годы) уничтожали все возможности что-либо купить.

Вот так и жили: то по талонам, то без денег. Почти как в раю…