“Королевские Тигры” и Советские ПТО

“Тигр II” или “Королевский тигр” — тяжелый немецкий тaнк. Поражал все танки ВОВ вследствие наличия пушки 88-го калибра. Был отлично защищен благодаря прочной брoне, располагающейся под наклоном. Однако большой вес и малая скорость движения обеспечивали его невысокие ходовые характеристики.

Какие же способы бoрьбы с ”королевскими тиграми” применяла советская aртиллерия?

В архивах существует множество данных об использовании немцами танка т-6-б, как его называли в донесениях советских солдат. Впервые бой с “тиграми” произошел 13 августа 1944 г. западнее Сандомира. В результате русские войска отбили 4 вражеских танка. Один из них оказался на ходу. В скором времени ряды захваченных танков пополнили еще две машины.

Советскому командованию требовалось как можно скорее исследовать новые танки противника, провести допрос пленных, понять тактику применения ”тигров” и сделать пробные обстрелы. Все это было необходимо для создания контр тактики.

После первых боев по войскам разлетелись предварительные данные о “королевских тиграх”. А в сентябре появились более подробные сведения о тактическом применении новых танков и методы борьбы с ними. Согласно этим наставлениям “королевские тигры” в количестве 3-5 штук приравнивались группам в 15-20 средних танков.

Немцы применяли “тигров” в первых эшелонах или на флангах атакующей пехоты и танков. По сути, “тигры” выступали в роли прикрытия средних танков, провоцируя на себя огонь противотанковой артиллерии и расстреливая их с дальней дистанции, оставаясь вне досягаемости противотанковых орудий. Массированно “королевских тигров” немцы не применяли. А основной их задачей была борьба с ПТО средствами.

Были даны общие советы по борьбе с “тиграми”.Особое внимание уделялось бортам, корме и ходовой части, которые по данным обстрелов пробивались подкалиберными снарядами 57 и 76 миллиметровых пушек с дистанции тысяча метров. Именно исходя из задачи поразить “тигра” в незащищенные части и строилась советская тактика. Рекомендовалось усилить противотанковую артиллерию 122-х и 152-х миллиметровыми пушками. В районе сосредоточения исходных и выжидательных позиций танков противника, а также в момент атаки предлагалось воздействовать на них массированным огнем всех артиллерийских средств. А на подступах к противотанковым районам и в промежутках между ними ставить сплошные минные заграждения.

Но это все были обобщенные советы. Разумеется, на практике дела обстояли не так просто. Необходимо было учитывать опыт первых боев с “тиграми”. Для этого была проведена конференция с целью обмена опытом по организации противотанковой обороны и по выявлению наиболее эффективных приемов в борьбе с танками противника.

В этой конференции принимали участие командиры и наводчики орудий, участвовавшие в боях на Сандомирском плацдарме. Первоначально были даны рекомендации о размещении орудий, повышению выживаемости расчета и обеспечению должной маскировки. Орудия должны быть хорошо окопаны, а личный состав надежно защищен. Именно маскировка позволяла поражать “королевские тигры” с короткой дистанции.

Пример привел сержант Скоков, рассказав, как он замаскировал орудие под копну сена, остался незамеченным и поразил вражеский танк с 500 метров. Старший лейтенант Гребнев настолько хорошо замаскировался, что один из танков подошел на дистанцию 150 м и не заметил советские позиции, в результате чего был подбит. Другая самоходка была подбита с дистанции 30 м. Вы только представьте, какая должна была быть выдержка у артиллеристов!

Именно вопросом выдержки и моменту, когда стоило открывать огонь по противнику, уделялось особое внимание. Советскими войсками активно использовались и отвлекающие маневры, как, например, оборудование для одного или нескольких орудий полузакрытой огневой позиции с целью привлечения огня противника на себя. Немецкие танки порой не замечали основные позиции ПТО, увлекаясь уничтожением одной пушки, подставляя себя под фланговый удар с короткой дистанции.

Похожую тактику с вызовом огня на себя использовали и немцы. Для вскрытия наших позиций, немецкая артиллерия и бронетранспортеры вели беспорядочный огонь по пехоте, провоцируя на себя огонь. Пользуясь этим, другие, находящиеся в укрытии танки и самоходные орудия противника засекали наши ПТО и расстреливали их с дистанции в 1-2 км, оставаясь вне досягаемости наших орудий.

Впрочем, советские артиллеристы вскоре разгадали эти маневры и намеренно не открывали огонь. Был случай, когда немецкий бронетранспортер два часа выманивал огонь на себя. Полагая, что на данном участке у Советов не было орудий, немцы начали танковую атаку. Но попали под огонь из засады. Часть из них была подбита. Такие действия требовали огромного опыта противотанковых расчетов.

Что же требовалось в итоге от артиллеристов для эффективной борьбы с королевским тигром?

Развитая система наблюдательных пунктов, которые обеспечивали бы просмотр танкоопасных подступов и могли быстро оповестить противотанковые расчеты о количестве, типе танков и т.д. Именно тщательная работа разведки помогала предугадать действия противника, занять более выгодные позиции и иметь преимущество еще до начала боя. Огневые позиции артиллерия должна оборудовать на обратных скатах, а также местах, укрытых от дальнего наблюдения противника.

Требовалось тщательно окапывать орудие, боеприпасы, личный состав под окружающую местность. Позиции артиллеристов должны быть надежно прикрытыми пехотой для борьбы с автоматчиками. Начинать огневой контакт можно было только при уверенности уничтожения. Боевые порядки располагались подковообразно или в виде трапеции. Огонь открывался с дистанции 200-500 м. в зависимости от калибра, методом внезапного огневого нападения с флангов. По подбитым танкам огонь велся до того момента, пока они не будут уничтожены.

Широко применялись орудия кинжального действия с узкой задачей — стрелять только по танкам сбоку или с коротких дистанций, обеспечивающих безусловное поражение после первого же попадания.

Применяли орудия, отвлекающие на себя танки противника, подводящие их под фланговый удар ПТО-огня.

Огневые позиции в инженерном отношении оборудовались в полные профили для повышения живучести.

Также для каждого вида орудия была установлена дальность, с которой должен был вестись обстрел танков противника. Свыше указанных дистанций огонь открывался только в случае массированной атаки танков. Стрельба по одиночным танкам этой артиллерией была категорически запрещена.

Для каждой батареи указывались орудия, предназначенные для борьбы с одиночными танками. Только при выполнении этих требований удавалось эффективно бороться с немецкими “кошками”. Нельзя сказать, что это была легкая борьба и “тигров” щелкали, как семечки. Но, к моменту первых боев с “королевскими тиграми” у советских бойцов уже был огромный багаж опыта и знаний по борьбе с тяжелой бронетехникой. Эти знания активно передавались, происходил обмен опытом, что помогало преодолеть такого серьезного врага.