Курьезы на вoйне. Из воспоминаний Е. В. Татыгина

Вoйна – трагическое и стрaшное событие, произошедшее на советской земле в 40-х годах прошлого столетия. Но были на ней и смешные моменты, которые помогали сoлдатам не терять бoевой дух и смотреть в будущее с надеждой.

Воспоминания сержанта Татыгина

Второй год длилась кровопролитная война. Большую часть территории страны занял враг, немцы двинулись к Ленинграду. Во второй половине 1942 года сержанта Татыгина вместе с сослуживцами отправили на замену, страдающей от вшей и голода 15 советской дивизии, находившейся в обороне.
Новоприбывшие бойцы разместились в шалашах, наспех сооруженных из хвойных веток, всего в двух километрах от передовой фронта. В ноябре Синявинские болота покрылись тонкой ледяной коркой. Холод и сырость очень досаждали солдатам, особенно ночью. В темное время суток по одному человеку дежурили возле костра, не давая ему потухнуть.

Бойцов снабдили автоматами, объяснили, как их использовать, и выдали полный боекомплект. Так как большинство встретилось с подобным оружием впервые, их отправили в лесную глушь, чтобы пристреляться. В качестве мишени использовали сухие сучья.

боец, дежуривший у костра, уснул. Спали и остальные солдаты. Вдруг по лагерю разнесся крик «Братцы, горим». Все повыскакивали из шалаша. Но шинель Татыгина успела загореться. Пока ее потушили, огонь проделал в шинели большую прореху. Испорченная одежда не позволяла согреться, а вещевой склад был далеко.

Обратился сержант за помощью к командиру. Отыскали они в каптерке козлиную шкуру. Шинель наспех залатали. Вид был, конечно, непрезентабельный, но зато от мороза она спасала.

В начале декабря взвод Татыгина стоял в обороне в районе Круглой рощи. Там сержант снова встретился с выручившим его старшиной. Тот попросил выделить ему трех бойцов, которые принесли бы горячий обед с полевой кухни, располагавшейся в двух километрах от их позиций.

Через время солдаты отправились в путь. Они прошли лесную зону, выбрались на поляну, не имевшую ни единого укрытия, и наткнулись на немецкого снайпера. Одного солдата он успел убить, другому удалось спрятаться в рытвинах, оставленных танками. Еще двое добежали до леса и замаскировались.

Оставшийся на поляне солдат начал медленно ползти в сторону леса. Но, заметив движение, стрелок снова выстрелил. Тогда боец подобрал палку, надел на нее каску, поднял высоко над головой и продолжил ползти.

Все выстрелы гитлеровец направил на каску, которую обстреливал больше часа. Затем огонь стих, а измотанный солдат задремал прямо в колее. Его сослуживцы поняли, что у немца кончились патроны и стали медленно продвигаться к его позиции. Увидев врага на дереве, старшина направил на него автомат и крикнул «Хенде хох».

Снайпер спустился и сдался. А советские солдаты забрали у фашиста оружие, зажигалку и курительную трубку. Немец вдруг забормотал что-то, показывая на трубку, и заплакал. Курительный прибор и впрямь был хорошим. На нем изобразили голову собаки со стеклянными глазами, которые светились от дыма.
Старшина знаками объяснил, что в колее лежит их солдат, и отправил немца привести его сюда.

Гитлеровец понял и отправился за бойцом. Подойдя поближе к спящему солдату, он громко сказал: «Рус Иван, ком». Боец проснулся и ошарашено уставился на немца.

Забавно было смотреть на вид этих двух удрученных воинов. Смеясь, подошел старшина к своему бойцу и сказал, что получит тот сегодня сразу пол литра водки за смекалку и пережитое потрясение.