Марина Раскова. Крестная мать «Ночных вeдьм»

Пять фактов из биографии летчицы, стоявшей у истоков женских авиаполков Великой Отечественной вoйны

Одна из трех первых обладательниц высшей советской награды — звания Героя Советского Союза, участница легендарного сверхдальнего перелета самолета АНТ-34 «Родина», создательница знаменитых женских авиаполков времен Великой Отечественной войны… Все это сказано об одном человеке — Марине Расковой. Она стала тем образцом, который вдохновлял и вдохновляет тысячи девушек воплотить в реальность мечту о небе. Впрочем, сама Марина поначалу совершенно не стремилась стать летчицей, тем более легендарной.

Музыкальное наследство

У родившейся в семье Михаила и Анны Малининых 28 (15 по ст. ст.) марта 1912 года дочери Марины довольно рано обнаружили абсолютный слух. В этом не было ничего удивительного, ведь семья была музыкальной: отец довольно долго служил на оперных подмостках, был артистом знаменитой Частной оперы под патронатом купца Саввы Мамонтова, а мать, хоть и была преподавателем французского, тоже отличалась тонким знанием музыки. И поначалу девочке прочили вокальную карьеру; во всяком случае, ее рано отдали в Пушкинскую музыкальную школу, а позднее она сумела поступить на детское отделение Московской консерватории. Но гибель отца в 1919 году и небольшие заработки матери привели к тому, что сразу после окончания девятилетней школы Марина вынуждена была идти зарабатывать. В 1928 году она устроилась практиканткой в лабораторию Бутырского анилинокрасочного завода, а после сдачи квалификации получила должность химика-лаборанта-аналитика. На заводе она и познакомилась с будущим мужем — Сергеем Расковым, за которого через год вышла замуж, а уже в 1930-м в их семье появилась дочь Таня.

Роман и Марина Малинины и их мать Анна Малинина, 1913 год

Дорога в облака

Будучи неплохим чертежником, Марина, взявшая фамилию мужа, подрабатывала, делая дома чертежи на заказ, которые ей время от времени приносил старший брат Роман. Именно через него в 1932 году ей и передали предложение занять место лаборанта аэронавигационной лаборатории Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского. И если поначалу никакого стремления в небо у молодой лаборантки не было, то после назначения на должность начальника лаборатории легендарного штурмана и участника сверхдальних перелетов Александра Белякова ситуация поменялась. Марина Раскова, как вспоминали и она сама, и ее мать, почувствовала увлеченность начальника небом и стала проявлять заметный интерес к штурманскому делу. А вскоре поступила на заочное отделение Ленинградского авиационного института, готовившего специалистов гражданской авиации. В 1934 году она получила штурманскую специальность, а годом позже прошла обучение летному делу в Центральном аэроклубе в Москве, получив вторую летную специальность.

Марина Раскова перед парашютным прыжком в лагере Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского, 1934 год

Рекордсменка Раскова

Именно как член московского аэроклуба Марина Раскова стала участницей своего первого рекордного полета. В августе 1935 года ее как штурмана и летчика, уже имевшего неплохой опыт (в мае Расковой даже было доверено сидеть за штурвалом одного из самолетов, участвовавших в параде и пролетавшего над Красной площадью), пригласили участвовать в единственном в истории мировой авиации групповом женском перелете.

На шести легких самолетах АИР-6 конструкции Александра Яковлева женская команда под руководством Агнессы Кадацкой перелетела из Ленинграда в Москву. 25 июля 1937 года на таком же АИР-6, как и два года назад, она участвовала в групповой воздушной гонке по маршруту Москва – Севастополь – Москва, а всего через три месяца, 24 октября в качестве штурмана вместе с летчицей Валентиной Гризодубовой совершила дальний перелет Москва – Актюбинск на легком гоночном самолете АИР-12. Женский экипаж за 7 часов 23 минуты преодолел без посадки 1444 км, что вдвое превысило прежний международный рекорд. А 2 июля 1938 года Марина Раскова в качестве штурмана-радиста участвовала в рекордном беспосадочном перелете по маршруту Севастополь – Киев – Новгород – Архангельск на самолете-амфибии МП-1 — пассажирском варианте морского разведчика МБР-2. Экипаж под командованием летчицы Полины Осипенко и со вторым пилотом Верой Ломако преодолел расстояние в 2416 км за 10 часов 33 минуты, поставив сразу два мировых рекорда: скорости и времени беспосадочного перелета.

Экипаж гидросамолета МП-1 (снизу вверх) Полина Осипенко, Марина Раскова и Вера Ломако возвращается в Москву после рекордного перелета на по маршруту Севастополь-Архангельск, 1938 год

Сверхдальняя «Родина»

Главным авиационным рекордом Марины Расковой, который прославил ее имя на весь Советский Союз, стал сверхдальний перелет женского военного экипажа на самолете «Родина». В это воздушное путешествие Марина отправилась с двумя уже хорошо знакомыми ей по предыдущим рекордным перелетам летчицами — командиром экипажа Валентиной Гризодубовой и вторым пилотом Полиной Осипенко. Полет стал во многом экстремальным, отчего и завершился вынужденной посадкой в тайге неподалеку от поселка Керби, но самые тяжелые испытания выпали на долю именно Расковой.

Перед тем как идти на вынужденную, командир «Родины» приказала Марине прыгать с парашютом: штурманская кабина находилась в носовой части самолета и наверняка пострадала бы при жесткой посадке, а перехода из нее в основную часть фюзеляжа не было. В итоге штурман Раскова десять дней блуждала по тайге, имея при себе только две плитки шоколада и пистолет, стрельбой из которого она отпугивала медведей. К тому же во время приземления летчица потеряла один унт и вынуждена была сооружать обувку из подручных материалов.

Штурман-радист «Родины» Марина Раскова занимает место в штурманской кабине, 24 сентября 1938 года

 Не долетевшая до войны

Пройдя курс реабилитации после перелета, Марина Раскова возглавила Управление международных линий СССР, одновременно оставаясь в кадрах НКВД. В контрразведке она служила с 1937 года, а в 1940 году была назначена уполномоченным во 2 отделение 4 отдела ГУГБ НКВД СССР по контрразведывательному обеспечению авиации. После начала Великой Отечественной войны легендарная летчица, которой благоволил Сталин, добилась разрешения на создание женских авиачастей. 15 октября 1941 года по приказу наркома обороны Раскова начала формирование трех авиаполков: 586-го истребительного, 588-го ночного бомбардировочного и 587-го бомбардировочного, причем последний она сама же и возглавила. Этот полк поначалу учился летать на легких бомбардировщиках Су-2, но когда в апреле 1942-го первые 16 экипажей закончили обучение, эти самолеты уже практически перестали применяться в бомбардировочных частях, и девушкам пришлось переучиваться на пикирующие бомбардировщики Пе-2.

На одном из них 4 января по пути из Энгельса на фронт и разбилась майор ВВС Марина Раскова. Весь личный состав со всеми самолетами уже перелетел к месту базирования под Сталинград, а командир полка осталась принимать после ремонта последние три машины. Во время полета в густой облачности ее Пе-2 врезался в крутой берег Волги; весь экипаж погиб. Прах Марины Расковой был торжественно захоронен в Кремлевской стене 12 января 1943 года, а среди тех, кто нес погребальную урну, был и маршал Советского Союза Семен Буденный.

Вынос урны с прахом Марины Расковой на Красную площадь, 12 января 1943 года. На переднем плане (справа налево): командующий кавалерией Красной армии маршал Советского Союза Семен Буденный, командующий войсками Московского военного округа генерал-полковник Павел Артемьев, секретарь ЦК и МК ВКП(б) Александр Щербаков, начальник Главного управления формирования и укомплектования ВВС генерал-майор авиации Алексей Никитин и народный комиссар авиационной промышленности Алексей Шахурин

Источник