Находка столетия: история главного археологического открытия ХХ века

Расчистив заваленный строительным мусором коридор, они наконец увидели дверь с царскими печатями. Дрожа от нетерпения, археолог проделывает маленькое отверстие в левом верхнем углу. «Видите ли вы там что-нибудь?» — спрашивают его спутники. «О да, — отвечает он. — Я вижу удивительные вещи».

Сквозь дымку в скрывающейся за дверью комнате проступили странные животные, статуи — и золото, везде мерцание золота! Долина царей в конце концов вознаградила искателей потерянных сокровищ. Далее рассказ о том, как было сделано, возможно, величайшее открытие в истории археологии и как оно стало медиасенсацией.

Город мертвых.

Долина царей, скалистое ущелье на левом, западном, берегу Нила. Здесь, в Городе мертвых, напротив Фив, нынешнего Луксора, древней столицы страны, на протяжении пяти веков египтяне хоронили своих фараонов. С конца XVIII века историки обнаружили здесь несколько десятков гробниц, но какими бы ценными они не были для понимания древнеегипетской культуры, практически в каждом случае археологи поневоле чувствовали разочарование: грандиозный некрополь был практически полностью разграблен.

Причем в абсолютном большинстве случаев произошло это давным-давно, за столетия до наступления новой эры, когда слава Египта катилась к закату, и его новые цари не гнушались пополнять истощившуюся казну богатствами мертвецов.

Однако все это время ученых не оставляла надежда, что когда-нибудь им повезет, что рано или поздно кто-то из них найдет усыпальницу, волею случая, а может, судьбы, не замеченную грабителями древности. Это чудо действительно случилось в 1922 году, а героями истории стали три человека: британский аристократ, археолог и 19-летний юноша, фактически калека, погибший в незапамятные времена от малярии.Аристократом был Джордж Герберт, 5-й граф Карнарвон. Удачно женившись на девице из Ротшильдов и получив с ней славное приданое, он пустился во все тяжкие, тратя состояние на охоту, скачки, а со временем и на автомобильные гонки. Разнузданная езда однажды подвела его и. Умудрившись угодить в тяжелую автокатастрофу в 1901 году, во времена, когда механические повозки еще были исключительно редки, он остаток жизни страдал от хронических заболеваний и вынужден был проводить зимы в сухом теплом климате, уезжая из своего английского поместья в Египет. Там он и заразился страстью к истории страны, принялся коллекционировать древнеегипетские артефакты, а практически неограниченные финансовые возможности помогли ему устраивать собственные археологические экспедиции.В 1906 году лорд Карнарвон познакомился с Говардом Картером, профессиональным египтологом, бывшим генеральным инспектором отдела древностей, упрямым, педантичным человеком, с которым они составили отличную пару. К 1914 году, когда они наконец получили разрешение на раскопки в Долине царей, Картер и Карнарвон уже успели сделать ряд второстепенных открытий, но основные их надежды были связаны, конечно, с фиванским Городом мертвых.Гробница Рамзеса чуть правее центра кадра, перед ней заслоненный холмом спуск в гробницу, открытую Картером.

После перерыва на Первую мировую войну, осенью 1917 года наши герои копались возле хорошо известной гробницы Рамзеса VI. У входа в нее они отыскали остатки древних лачуг, предположительно строителей той усыпальницы. У Картера уже тогда были идея, что под ними возможно есть еще что-нибудь, но большой поток туристов и параллельные проекты отвлекли их внимание. Вновь к тем хижинам они решили вернуться лишь поздней осенью 1922 года и потратить (для очистки совести, Картер был весьма скрупулезным ученым) на неосвоенный участок еще один археологический сезон. Как показало ближайшее будущее, это была гениальная мысль.

Золотой саркофаг.

Вход в гробницу.

3 ноября 1922 года Картер в отсутствие своего спонсора приступил к расчистке участка. Уже на следующий день под одной из старых хижин он нашел первую ступеньку, пока еще ведущую неизвестно куда. Скорее всего, это была какая-то очередная гробница, но во-первых, она могла быть как обычно разграблена, во-вторых захоронение могло принадлежать кому-то, из свиты фараона. Ясность появилась 5 ноября: из-под куч строительного мусора, песка и известняковых обломков показалась дверь, и, что самое главное, она была запечатана царскими печатями!Надо отдать должное характеру археолога. Понимая, что гробница принадлежит какому-то фараону и что дверь в нее по-прежнему запечатана, он тем не менее смог остановиться на самом интересном, самом волнующем этапе для каждого из ученых — на пороге открытия. Он прекрасно осознавал, что его давний соратник, лорд Карнарвон, финансировавший все эти экспедиции и еще находившийся в тот момент в Англии, имеет такое же право присутствовать при, вероятно, самой крупной находке за всю их совместную практику.

В Британию отправилась телеграмма: «Наконец удалось сделать замечательное открытие в Долине. Великолепная гробница с нетронутыми печатями; до вашего приезда все снова засыпано. Поздравляю». Карнарвон примчался так быстро, как только позволяли тогдашние средства передвижения. 23 ноября он с дочерью был на месте.Сначала Картера и его товарища ждало разочарование. Несмотря на наличие печатей, дверь была все-таки взломана. После ее полной очистки выяснилось, что в ней есть пролом, который был вновь замурован и запечатан, причем дважды. Это все же оставляло надежду: полностью обворованные гробницы вновь никогда опять не опечатывали. На печатях было имя Тутанхамона, малоизвестного прежде фараона XVII династии, правившего в 1332—1323 годах до нашей эры.В центре и левее — самая крупная передняя комната, выше нее у левого края плана — кладовая. Справа вверху — погребальная камера, внизу справа — сокровищница.

Его гробница была немедленно вскрыта. Картер и Карнарвон стали первыми за три с лишним тысячи лет людьми, оказавшимися внутри. За первой дверью находился заваленный известняком коридор, заканчивавшийся второй дверью, также взломанной. Именно за ней, проделав небольшую дыру, Картер и рассмотрел свои «замечательные вещи». Грабители были здесь, но по каким-то причинам (возможно, их спугнули или обнаружили) они оставили усыпальницу практически нетронутой.За второй дверью экспедиция обнаружила неслыханное. Замысловатые скульптуры, покрытые золотом, деревянные ларцы, алебастровые сосуды, десятки и десятки артефактов, хаотично, будто в спешке, расставленных по комнате, но все же целых. Из этой передней комнаты небольшой проход вел в небольшую камеру, также заполненную десятками нетронутых вещей, — ее назвали кладовой. Но главное — здесь была третья дверь, охранявшаяся двумя статуями-часовыми и вновь взломанная. Картер и Карнарвон задались естественным вопросом: что же искали грабители на самом деле, если их не заинтересовали драгоценные артефакты в первых двух помещениях? И вновь археологи проявили недюжинную выдержку. Картер настоял на том, чтобы решительно замедлить исследование гробницы Тутанхамона, не поддаваться искушению немедленно открыть все комнаты.

Карнарвон уехал по делам на родину, а Картер эти несколько месяцев посвятил тщательному документированию находок в передней комнате и кладовой, их постепенному изъятию, упаковке и отправке в Каир. Можно только представить, какое нетерпение его раздирало, но совесть ученого, а может, предвкушение еще неизведанного были сильнее.

Время третьей двери настало 17 февраля, и это событие было обставлено максимально торжественно. В опустевшей передней комнате собрались два десятка человек: не только команда Картера, но и приглашенные ученые и чиновники. Картер лично начал разбирать дверь, и первое, что он увидел в образовавшемся отверстии, было… стена, причем стена золотая. Дальнейшая работа показала: да, Карнарвон и Картер все-таки обнаружили свой Священный Грааль, такой, о котором они могли только мечтать.

Это была погребальная камера, а почти всю ее, оставляя лишь узкие проходы вдоль стены, занимал огромный, обитый листами золота, ящик, в котором должен был находиться саркофаг фараона. Как оказалось, ящик был устроен по принципу матрешки. За его запертыми лишь на засов дверями находился второй золотой ящик, уже запечатанный. А самым важным был тот факт, что в отличие от взломанных дверей гробницы, царские печати на этом ящике были абсолютно целыми!

В погребальной камере был проход и в еще одно небольшое помещение. «Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что именно здесь находятся величайшие сокровища гробницы», — написал позже в своем дневнике Картер. В центре сокровищницы стоял гигантский золотой ларец, его окружали четыре статуи богинь-воительниц. Объем и ценность находок были таковы, что их тщательное исследование, описание, упаковка и транспортировка заняло сразу несколько археологических сезонов. Картер предвкушал самое главное в своей жизни — открытие саркофага, — и оно случилось лишь зимой 1926—1927 годов.

«Единственным примечательным событием в жизни Тутанхамона было то, что он умер»

В тесном помещении Картер сначала открыл дверцы одного ящика, а затем вскрыл непотревоженную печать на дверях второго. Из ящиков были извлечены гробы, вновь-таки находившиеся один в другом. Крышки гробов были искусно инкрустированы, а все свободное пространство между ними было заполнено драгоценными предметами. Третий гроб длиной 1,85 м был сделан из золота толщиной 2,5—3,5 мм.

Пространство между вторым деревянным и третьим золотым гробами было заполнено черной почти затвердевшей массой, видимо, смесью из благовонных масел и смол. Этой же субстанцией была обмазана и почти вся мумия Тутанхамона, находившаяся внутри. Лишь знаменитая золотая маска фараона, вероятно, самый известный сейчас символ Древнего Египта, жемчужина коллекции Каирского музея, и ноги юноши оказались чистыми.Очистка мумии от этой субстанции заняла длительное время, и состояние мумии стало самым большим разочарованием археологов: благовония, масла и смолы за 23 века фактически разъели фараона. Как рассказывал Картер, это было самым большим парадоксом его открытия: в разграбленных вскоре после захоронения гробницах большинство мумий, которые не успели пропитаться этими составами, сохранились куда лучше, чем Тутанхамон в своем нетронутом саркофаге.
Карнарвон его уже не увидел. Он скончался еще 5 апреля 1923 года, через полтора месяца после вскрытия погребальной камеры. Из этой и последовавших смертей некоторых ученых, входивших в экспедицию Картера, пресса раздула миф о «проклятии фараонов», будто бы настигающих каждого, вторгающегося в их гробницы.

Медиаистерия вокруг находки в Долине царей действительно была большая. Сразу после того как стал известен масштаб и беспрецедентность открытия археологов, их команду буквально атаковали репортеры. Каждый новый этап, каждое крупное событие, многие находки подробно освещались в газетах по всему миру. Выдуманное репортерами британской Daily Mail «проклятие» стало прекрасной «желтой» темой, имевшей грандиозный успех у публики, в годы, когда таблоидов в современном их понимании еще не существовало. На самом деле Карнарвон после своей аварии постоянно болел, а большинство ученых, умерших в ближайшие годы, находилось в весьма преклонном возрасте.Говард Картер, лично вскрывавший все комнаты усыпальницы, дожил и вовсе до 1939 года.

Открытие гробницы Тутанхамона стало, вероятно, величайшей археологической находкой по крайней мере XX века. Ценность обнаруженных артефактов была такова, что заставила ученых и обывателей размышлять над сакраментальным вопросом.

Если 19-летний фараон, правивший всего 9 лет и не запомнившийся почти ничем, хромой юноша, ходивший, опираясь на посох, страдавший от малярии, про которого Картер сказал, что «единственным примечательным событием его жизни было то, что он умер и был похоронен», если вот такой заурядный правитель великой страны был похоронен в подобной роскошной обстановке, какими же были куда более крупные усыпальницы действительно великих царей Египта? Какие драгоценные богатства были у них внутри?

Источник