Немецкие полководцы были против напaдения на СССР

Нaпадение на Советский Союз – было ошибочным шагом. Так считали некоторые немецкие полководцы, впервые знакомясь с «планом Барбаросса». Да что там полководцы, сам Гитлeр незадолго до этого говорил: власти нельзя вести вoйну сразу на два фронта, это может обернуться полным провалом.

Но к началу 40-х годов мнение рейхсканцлера резко изменилось, а Германия начала новую кампанию, не закончив военный конфликт с Англией, обернувшуюся для неё полным провалом.

Из записок Хайнца Гудериана

Когда полководцу Хайнцу Гудериану принесли план нападения на СССР вместе с картой России, он не поверил глазам. Неужели главнокомандующий не понимал, что наступление на эту державу не приведет ни к чему хорошему? К тому же большинство опытных немецких солдат отговаривало Гитлера от этого шага.

Сначала Хайнц Гудериан, известный германский полководец и военный теоретик, надеялся на то, что Гитлер хотел просто пошатнуть позиции Советского Союза. Но первые месяцы войны показали, что главнокомандующий настроен серьезно.

На одном из заседаний Гитлер обосновал свой шаг необходимостью укрепить свой авторитет на европейской части света. Он не мог одержать победу над Англией. Но завоевание Советского Союза принесло бы ему полное господство на материке и новые преимущества в решении конфликта с Английской державой.

Рейхсканцлер пытался аргументировать свои действия якобы военными приготовлениями русских, оккупацией ими части Балтийских государств и т. д., но слов поддержки от своих главнокомандующих он не услышал. Впрочем, как и возражений. На это полководцы не имели права. В полной тишине они выходили из зала, где закончил выступление Гитлер.

Мнение Гудериана о Германии и войне с русскими

Будучи теоретиком, Гудериан изучал военные походы на Россию предыдущих захватчиков, в том числе Карла ХII. Он видел, насколько трудно им давалось ведение боевых действий. В своих записках полководец отмечал, что немецкая армия не готова к столь серьезным испытаниям. Но предыдущие успехи и скоропостижные победы вскружили голову руководству, решившему, что для немецкой армии нет ничего невозможного.

Гудериан пытался настроить солдат, вверенных ему в подчинение, на серьезное отношение к предстоящей кампании. Готовил их к трудному и непредсказуемому пути. Он активно занимался боевой подготовкой армии, ее вооружением. Это все, что мог сделать опытный полководец, предчувствуя провал, для максимальной защиты своих солдат. Говорить о приближающемся крахе открыто, полководец в то время не мог, не имел права.

Немецкие теоретики понимали, что Советский Союз превосходил их армию по численности. Поэтому основную надежду они возлагали на более оснащенную военную технику, в том числе немецкие танки. Теоретикам были известны основные модели советских танков, и они значительно уступали немецким машинам.

Однако существовал один нюанс, не дававший покоя немецким командующим. Еще до начала войны в Германию с визитом была направлена русская военная комиссия. Осматривая немецкие танки, советские специалисты удивлялись, что Германия еще не оснащена более тяжелыми боевыми машинами. Это наводило немцев на мысль о том, что у русских уже есть улучшенное танковое оснащение.

Как показала история, в размышлениях Гудериана была существенная доля истины. Пусть с большим трудом и большими потерями, но русская армия одержала полную и безоговорочную победу над фашистской Германией.