Немецкий вальс на площадях советской столицы

В годы воoйны гитлeровцы тоже успели пройти по главным улицам столицы относительно ровным строем. Правда, не в качестве победителей. Случилось это в 1944-м после успешно проведенной операции РККА Багратион.

Немцы на Красной площади

В 1944-м красноармейцам удалось разгромить немецкий состав армий «Центр», которые лишились около 400 тыс. своих солдат. Часть из них уничтожили, другую взяли в плен. Кроме того, солдатам удалось захватить 21 генерала вермахта.

Всех их и решили провести по Красной площади во главе с командирами. Посчитали, что это укрепит боевой дух населения и наглядно продемонстрирует союзникам мощь и успех Советского Союза в войне. Еще часть пленных повели по улицам Киева.

Операцию разработали в НКВД, назвав ее «Большой вальс» (название довоенной американской комедии).
О готовящемся конвоировании гитлеровцев москвичи узнали от начальника милиции и из газеты «Правда» 17 июля 1944-го.

Проведение «Большого вальса»

Всех военнопленных ранним утром собрали на ипподроме и распределили по колоннам. Впереди пустили более 1200 человек из состава офицеров и 19 генералов в полном обмундировании с немецкими орденами и медалями на груди.

Шли немцы по двум маршрутам, включающим главные улицы города. Первые 42 тыс. военнопленных направили по Ленинградскому шоссе до Курского вокзала и нынешнего проспекта Мира. Их шествие продолжалось около 2,5 часов.

Еще более 15 тысяч солдат вермахта двинулись с площади Маяковского по главным улицам Москвы к станции Канатчиково. Дорога заняла более 4 часов.

Охраняли пленников конвоиры с оружием в руках и конники с шашками. А позади колонны шли поливальные машины. Они смывали грязь за гитлеровцами.

После парада всех немцев погрузили в вагоны и отправили в лагеря для военнопленных. По официальным данным четырем гитлеровцам стало плохо, и им пришлось оказывать мед. помощь.

Стоит отметить, что парад немцев проходил с нарушением Женевской конвенции о содержании военнопленных. Однако советское руководство посчитало, что народ заслуживает видеть, как захватчики родины, наконец, оказались повержены.