Он гордился бы и медалью

Он был не только первым эстонцем – Героем Советского Союза, но и одним из первых политработников Красной Армии, которые удостоились столь высокой чести уже в августе 1941 года….

Представьте себе ситуацию того времени. Дело было 17 июля 1941 года: неразбериха в управлении, отсутствие сплошной линии фронта, отступление, часто далеко не организованное – шёл ведь только 25-й день войны. И вот в первом же своём бою заместитель политрука роты Арнольд Константинович Мери сумел собрать незнакомых ему бойцов, организовать оборону, получил при отражении атак противника четыре ранения и при этом остался в строю… Ему было в то время 22 года. Примечательна ещё одна деталь: заместитель политрука вёл бой в форме… военнослужащих армии буржуазной Эстонии. Никто не мог предположить, что за свой первый бой заместитель политрука Арнольд Мери получит звание Героя. Ему была вручена медаль «Золотая Звезда» с номером 513. Вот как вспоминал о своём награждении сам Арнольд Константинович в беседе с Ильёй Вершининым:

«Шло немецкое наступление. От станции Морино до Старой Руссы нас, раненых, везли трое суток. Было пять составов, причём один или два состава – с ранеными, а три состава – с каким-то оборудованием, которое, видимо, немцы очень хотели заполучить. Поэтому составы они не бомбили, а бомбили дорогу перед составом. А потом утюжили из пулемётов по вагону. И так трое суток! Вагон был весь забит – 50 человек. А доехало до Старой Руссы нас трое. Большинство раненых не были убиты, нервы не выдерживали, и люди выскакивали из вагонов и уползали в кусты помирать. Я всё же до Старой Руссы доехал, и в госпитале меня встретили наши «корпусники».

После того как меня обнаружили в госпитале в Старой Руссе, по секрету в первый раз сказали: «Послушай, а знаешь, тебя решили представить к правительственной награде». Я решил, что, пожалуй, к медали «За отвагу». Так что я рассчитывал на медаль. Не знаю, может, это сплетня, я откуда знаю, мне только говорили. А говорили так, что из батальона меня представили на «Красную Звёздочку». А в штабе корпуса сказали: на звание Героя Советского Союза. Потому что если бы я не сделал того, что сделал, то накрылся бы весь корпус».

В представлении на заместителя политрука Арнольда Константиновича Мери к присвоению звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» от 4 августа 1941 года говорится:

«Тов. Мери во время боя, будучи ранен, оставался в строю и вёл уничтожающий огонь по противнику из ручного пулемёта. Бойцы, находившиеся в обороне, после того, как вышли патроны, заколебались и начали отходить. Тов. Мери под сильным огнём противника принёс ящик патронов и личным примером заставил красноармейцев-эстонцев стойко держаться и удерживать занятую позицию.

Тов. Мери, будучи дважды ранен, продолжал вести бой с исключительной стойкостью и воодушевлял красноармейцев-эстонцев драться и только после третьего серьёзного ранения был эвакуирован на медпункт.

Пример героизма тов. Мери широко популяризован среди красноармейцев-эстонцев частей 22-го стрелкового корпуса».

В действительности Арнольд Мери был ранен, как свидетельствовали следы на его теле, не трижды, а четырежды.

А вот как повествовал о тех событиях, спустя годы, сам Арнольд Константинович в том же интервью:

«Мне довелось служить в двух эстонских стрелковых корпусах Красной Армии – 22-м и 8-м.

Тогда произошла такая совершенно нелепая вещь. Штаб 22-го корпуса находился примерно в 30 километрах от линии фронта. И от немцев – ни слуху ни духу. Причём как раз утром меня вызвали в штаб корпуса и дали задание к вечеру возглавить группу радиомашин и выйти на передовую для того, чтобы обеспечивать связь между передовой и штабом корпуса. Через два часа, когда я собрал ребят из этих трёх машин, с которыми должен был выйти на линию фронта, мы оказались под огнём немцев. Я решил, что тут не может быть немцев. Не может быть! Поскольку мы были одеты в эстонские буржуазные мундиры, это, наверное, какая-то проходящая часть приняла нас за немецких парашютистов. И какая-то нелепая история происходит! И бросился разбираться: в чём дело? Бросился и залез за спину наступающих немцев.

Тогда меня ошарашила другая мысль. До штаба корпуса остаётся меньше километра, а никаких оборонительных позиций у штаба корпуса не было – ни одного окопа не было, ни одной части не было, готовой держать оборону. Через полчаса штаб корпуса будет уничтожен. А уничтожение штаба – это уничтожение корпуса. Я бросился назад. Паника. Начал организовывать оборону. Это были не мои бойцы. Я не имел такого звания, чтобы ими командовать. Но я создавал оборону. Говорю: «Если мы не будем обороняться, нас вырежут! Штыками заколют! Так что единственная возможность спастись – это создавать оборону!» Если на кого-то не действовало, у меня был наган. Создал оборону. Несколько часов держались. Потом, когда я уже был ранен и в руку, и в ногу, пришлось руководить обороной ползком».

О своей дальнейшей фронтовой судьбе Герой Советского Союза полковник Арнольд Мери рассказывал следующее:

«Потом, находясь на излечении, когда уже почувствовал, что в состоянии вернуться в строй, я бросился разыскивать следы своего корпуса. Даже до Москвы добрался, но никаких следов корпуса так и не обнаружил! Ну а тут в военной окружной газете появилось сообщение о том, что формируется новая эстонская стрелковая дивизия на Урале. Я из военного училища написал рапорт в Главпур РККА, что «считаю неправильным своё нахождение на военной учёбе. Я должен быть в эстонской части и воевать вместе с эстонскими ребятами!» Ну и действительно, прошло каких-то десять дней, и поступил приказ из Москвы немедленно откомандировать меня в формируемую эстонскую часть. Так я попал в 249-ю Эстонскую стрелковую дивизию. Меня сперва назначили комсоргом стрелкового полка, затем помощником начальника политотдела дивизии по работе среди комсомольцев и молодёжи. А с осени 1942 года и до конца войны я был помощником начальника политотдела корпуса по комсомольской работе…»

В июне 1945 года Арнольда Мери демобилизовали из армии и направили на родину, где его избрали первым секретарём ЦК комсомола Эстонии. В 1949 году он поступил в Высшую партийную школу при ЦК ВКП(б). Тогда же бывшего фронтовика направили на остров Хийумаа в качестве партийного уполномоченного для проведения депортаций, что впоследствии и послужило основанием для обвинения его в причастности к преступлениям против человечности. Позже бывший фронтовик переехал в Горно-Алтайск. Он окончил Высшую партийную школу и преподавал политэкономию в Горно-Алтайском педагогическом институте. Вернулся в Эстонию в 1960 году и работал на руководящих должностях в министерстве просвещения Эстонской ССР, был депутатом Верховного Совета республики.

Герой Советского Союза полковник в отставке Арнольд Константинович Мери умер в своём доме в Таллине 27 марта 2009 года. Он похоронен в Таллине на кладбище Лийва.

Остаётся добавить, что Герой Советского Союза полковник в отставке Арнольд Мери был награждён 11 орденами. Последним из них – российским орденом Почёта – уже после смерти, в 2009 году.

Источник