Он не любил говорить о вoйне. Михаил Пуговкин

Только в 2004 году его наградили медалью “За победу над Германией” и орденом Великой Отечественной вoйны. Те четыре года, которые он еще прожил, Михаил Пуговкин носил их отдельно от многочисленных других, полученных за свое актерское мастерство.

Михаил Иванович не любил вспоминать свое фронтовое прошлое. Когда затрагивалась эта тема, становилось видно, насколько тягостны его военные воспоминания.

Лопата вместо винтовки

В июле 41-го он, следуя примеру отца и двух старших братьев отправился в военкомат, чтобы записаться добровольцем. Но парня, которому 18 лет должно было исполниться через неделю, отправили в народное ополчение. Уже утром следующего дня Михаил вместе с остальными ополченцами, распевая бравые песни, ехал на фронт. А к вечеру, недалеко от Вязьмы они воочию увидели, что такое война.

После авиабомбежки из тридцати автобусов целыми остались только два. В них и погрузили раненых. А около ста пятидесяти убитых лежали незахороненными до следующего дня, пока не привезли лопаты.

Вот с этими лопатами вместо оружия ополченцы продолжили свой боевой путь, роя противотанковые рвы. Ежедневно кто-нибудь из них погибал после налетов немецкой авиации.

Через неделю они получили обмундирование, меньше десятка винтовок на отделение и двинулись к Ельне. Боевое крещение они получили у деревни Лебедево. В свой первый бой рядовой Пугонькин (в то время это была фамилия будущего артиста) шел без винтовки — ему выдали около десяти гранат. А затем их ожидали жестокие бои за Ельню, попадание полка в окружение и его гибель. Даже по прошествии многих лет Михаил Иванович не понимал, как удалось прорваться сквозь окружение и остаться в живых.

Разведчик Пугонькин

После окружения Михаил попал в запасной полк 353-й стрелковой дивизии, а затем в январе 42-го, в разведку 1147-го полка.

За то, что Пугонькин умел рассмешить товарищей своими байками, мастерски их рассказывая, он получил прозвище “артист”.

В августе 42-го во время боев за Донбасс, “артист” получил тяжелое ранение осколками гранаты. Он потом говорил, что это было наказание за излишнюю самоуверенность. К тому времени, выходя целым из тяжелых сражений, Михаил начал считать себя заговоренным.

Артист Пуговкин

И снова ему повезло — мало кого из раненых смогли вынести с поля боя. Среди запасов медиков антибиотики в то время не водились, поэтому загноившиеся раны чистили опарышами. Это было ужасное зрелище, но приносящее пользу. Однако рана молодого разведчика была настолько серьезной, что его все равно начали готовить к ампутации ноги. Спасло то, что вышел приказ, запрещающий большое количество скорых ампутаций.

После длительного лечения из Тбилисского госпиталя выписался уже Михаил Пуговкин. Этим псевдонимом его стали называть персонал госпиталя и товарищи по несчастью за веселый характер, а писарь взял, да и написал эту фамилию в документах.

Через месяц, в октябре 42-го, он добрался до Москвы, где поступил в драмтеатр, который тогда остался единственным функционирующим. Костыли заменила элегантная трость.

Артист-танкист

В 43-м Пуговкин поступил в школу-студию МХАТа. Однако через год не сдавший сессию студент был отправлен военкоматом в Горьковское танковое училище.

Генерал Раевский, занимавший должность начальника училища, все никак не мог вспомнить, где же он видел нового курсанта, пока Пуговкин не сказал, что играл в трех кинокартинах. Тогда Раевский, сомневаясь, что из него выйдет толковый командир танка, предложил заняться художественной самодеятельностью в училище. Чтобы у заведующего культбригадой было побольше авторитета, ему присвоили звание сержанта. Концерты проходили “на ура”, и, оценив заслуги талантливого сержанта, генерал перед выпуском отчислил артиста по состоянию здоровья.

Сказав, что в актерской деятельности от него будет больший толк, чем в танке, он посоветовал ему вернуться в театральную школу. А после, в течение многих лет, звонил и поздравлял артиста с успешно сыгранными ролями.

Народный артист Михаил Пуговкин пользовался заслуженной любовью зрителей. Им была сыграна 101 кинороль, множество ролей на сцене театра, более двадцати ролей в киножурнале “Фитиль”.