По долгу службы засекречен. Неизвестные герои вoйны — Игорь Аганин

Выполняя свою работу, совершая свой пoдвиг, рaзведчик знает, что имя его будет известно лишь немногим. Их имена становятся известными только, когда приходит время поведать народу о герое. Такова судьба всех рaзведчиков. И именно такую судьбу выбрал себе Игорь Харитонович Аганин.

Всем известен Николай Кузнецов, разведчик, который работал в фашистской Германии под именем офицера Пауля Вильгельма Зиберта. А в 43-м в тайной полевой полиции служил еще один советский разведчик — Игорь Аганин.

Юный “профессор”

Детство Аганина прошло в Энгельсе, столице автономии поволжских немцев. Здесь всюду звучала немецкая речь, а потому мальчик, имея склонность к изучению языков, быстро изучил немецкий язык.

Так как это было время мечтаний о построении коммунизма во всем мире, паренек старательно осваивал языки других народов, чтобы когда придет время, помочь им в классовой борьбе.

Да и дядя, герой Гражданской войны, говорил, что для победы над “мировой контрой” нужно обязательно знать иностранные языки. Алексей Николаевич считал, что не сегодня-завтра в Германии произойдет революция, а потому немецкому пролетариату потребуется помощь Советской страны.

Игорь любил немецких классиков. К тому же, хорошо знал географию и экономику Германии. А за то, что он часто цитировал немецких философов на их родном языке, друзья прозвали его “профессором”.

Двойник лейтенанта Вебера

Окончив школу, Игорь уехал в Москву, чтобы поступить в Высшее техническое училище им. Баумана. Шел 1940-й год. А потом началась война, и Игорь Аганин отправился на фронт в рядах добровольцев.

Когда разведчики захватывали “языка”, в качестве переводчика вызывали Аганина. И вскоре его перевели в полковой штаб.

Позже было окружение, ранение, выход из кольца и госпиталь. После выздоровления Игоря отправили в Куйбышев для прохождения курсов военных переводчиков.

Отказавшись от предложения остаться на курсах преподавателем, Аганин становится разведчиком 258-й стрелковой дивизии, которую из-под Москвы перебросили под Сталинград. Игорь не мог оставаться в тылу — в 41-м погиб дядя Алексей, а в 42-м брат Михаил пропал без вести.

Позже Игорь Харитонович вспоминал, как был поражен в уверенности скорой победы допрашиваемых им немцев. Они вели себя нагло и вызывающе. Один из немецких офицеров даже пообещал спасти их от казни, если они будут с ним хорошо обращаться. И вел себя так, словно это он взял в плен красноармейцев, а не они его.

Однако с января 43-го поведение немцев стало совершенно иным. Сталинград преподал им хороший урок.

После того, как лейтенант Аганин вывел группу бойцов, попавших в окружение, изображая из себя немецкого офицера, ведущего пленных, ему предложили стать разведчиком иного плана.

Легенда уже была готова. В плен был взят лейтенант Отто Вебер, возвращавшийся из отпуска, но не успевший добраться до своей части. Ему, так же как и Аганину, было 20 лет. До войны Вебер жил среди прибалтийских немцев и практически перед самой войной уехал в Германию. Поэтому акцент Аганина, который все-таки прослеживался в его отличном немецком, не должен был вызвать подозрений. Через линию фронта отправился Игорь Аганин с документами переводчика Отто Вебера.

Поспешная подготовка молодого разведчика представляла серьезную опасность — он не умел отправлять шифровки и мог “погореть” из-за какой-нибудь мелочи. Но и медлить было нельзя — Вебер и так слишком долго ехал к месту своей службы. На случай ошибки двойнику Вебера на бланке немецкого госпиталя поставили контузию.

Лже-Веберу помог случай. По пути к “своим” Аганин попал в полынью, что предоставило ему возможность осмотреться во время лечения в госпитале. К тому же в комендатуре он встретил товарища дяди Отто Вебера. Теперь у него были высокие покровители, которые устроили его переводчиком в тайную полевую полицию.

Достойно выполняя свое задание, Аганин почувствовал, что вскоре его могут разоблачить. Поэтому он решил перейти линию фронта, чтобы, как было договорено заранее, сдаться советским войскам. Но его уже ждало следующее задание — теперь он должен был стать другим немецким офицером.

После окончания войны Игорь все-таки окончил Бауманское училище, затем аспирантуру и защитил диссертацию. А еще ему нередко приходилось принимать участие в судебных процессах над гитлеровцами и предателями. Он был ценным свидетелем, ведь со многими из них он был знаком, скрываясь под личиной офицера III-го Рейха.