Почему Красная Армия так быстро разгрoмила японцев в 1945 году

Как известно, Вторая Мировая вoйна закончилась победой над Японией. Красная Армия вступила в вoйну на Дальнем Востоке в последний месяц. О разгроме японцев у нас упоминать любят, и тут действительно есть чем гордиться.

Потери Красной Армии составили более 12 030 человек убитых и 24 425 раненых, что для полуторамиллионной группировки за месяц боевых действий не считается большим уроном. Особенно если сравнивать с потерями в операциях против вермахта.

При этом обычно подчеркивается, что советские войска разгромили отборную японскую Квантунскую армию, численность которой превышала миллион человек и на вооружении которой имелись 1155 танков и 1900 самолётов. Успех наших военных обычно объясняется большим опытом бойцов и командиров, перед этим одержавших победу над Германией.

Разведка доложила неточно

Всё, что написано про миллионную Квантунскую армию, про тысячи танков и самолётов, в какой-то степени верно. К началу наступления, в советских штабах были в этом уверены. Во всяком случае, все доступные сегодня источники информации это подтверждают.

Реальный расклад японских сил узнали после победы, когда захватили документы, посчитали убитых, пленных и трофеи. Впрочем, эти цифры в советское время обнародованы не были, не особо стремятся сообщать о них и сейчас.

К августу 1945 года у Квантунской армии имелись 23 пехотные дивизии, 2 танковых и 11 смешанных бригад, до 400 старых танков и около 250 боевых самолетов. Численность личного состава равнялась примерно 300 000 человек. При этом реально в войсках было лишь 95 истребителей, остальные самолеты находились в многочисленных учебных частях и школах, расположенных на территории Маньчжурии. Что касается количества танков, то столько их было в Маньчжурии в 1944 году и новых поступлений точно не было.

Обычно упоминают ещё про армии Маньчжоу-го, Мэнцзяна, а также Суйюаньскую. Формально данные силы вместе составляли 13 дивизий и 14 бригад, но, во-первых, эти дивизии и бригады были на самом деле размером с батальон, а во-вторых, почти половина из них вообще существовала лишь на бумаге. Во всяком случае наши солдаты большую часть этих «армий» просто не обнаружили.

При сравнении сил надо помнить и то, что японские дивизии были значительно слабее советских. Штаты японской армии можно посмотреть по американским справочникам Handbook on Japanese Military Forces за 1942-й и 1944-й года. Японская армия уступала и по количеству, и по качеству вооружения, да ещё была далеко не по штатам укомплектована.

И самое главное, соединения Квантунской армии были укомплектованы теми, кто не годился для военных действий на Тихом океане. За годы войны Квантунская армия превратилась из отборной ударной группировки в учебную. В ней формировались новые соединения, в ее состав отправляли на отдых и для пополнения потрепанные на других фронтах дивизии. К 1945 году людские резервы Японии были уже исчерпаны, и в Маньчжурии оставались лишь те, кто был слишком молод или стар для отправки на фронт.

Согласно данным японского Генштаба, которые приводит в своей книге «Августовский шторм» американский историк Дэвид Гланц, из 32 дивизий и бригад Квантунской армии боеготовность 23 оценивалась в 15-20%, и лишь 4 были готовы на 60-76%.

По сути, единственной реальной боевой базой Квантунской армии были 17 укрепленных районов. Самые крупные из них занимали участки фронта в несколько десятков километров, а количество военных в них достигало численности бригады.

«Августовская буря»

Маньчжурскую стратегическую наступательную операцию Красной Армии на западе называют «Августовской бурей». И это была действительно буря, которая практически снесла все японские войска.

То что данные советского командования о вооружении Квантунской армии в несколько раз превышали реальные силы оказалось очень хорошо. Следствием этого стало сосредоточение на Дальнем Востоке войск огромных размеров.

Надо заметить, что советские части, выступавшие против Японии, всегда существенно превосходили Квантунскую армию даже в самые сложные периоды Великой Отечественной войны. Дальневосточная группировка включала не менее миллиона солдат, свыше двух тысяч танков и более тысячи самолётов. Правда, советская техника Дальневосточных и Забайкальского фронтов была устаревшей, но всё равно значительно лучше японской.

Поэтому в первую очередь на Дальний Восток перебрасывали новую технику: реактивную артиллерию, САУ, самолеты и танки. Так, например, прямо из США прибыли 183 новых танка «Шерман» и поступили на вооружение 9-го мехкорпуса 6-й гвардейской танковой армии.

Пехоты же на Дальнем Востоке и своей хватало, хотя все равно целых три общевойсковых армии были переброшены для усиления.

Всего на Дальнем Востоке на трёх фронтах были сосредоточены 62 стрелковых, 2 танковых и 2 кавалерийских дивизии, 1 танковый и 3 механизированных корпуса, 4 стрелковых, 25 отдельных танковых, 1 механизированная и 1 мотострелковая бригады, 28 авиационных дивизий; 27 086 орудий и миномётов, 1 171 реактивная установка, 5 556 танков и САУ, 3 720 самолётов. Личный состав войск — 1 577 725 человек. И это без учета войск укрепрайонов и ПВО страны, которые в наступлении участия, по понятной причине, не принимали.

Понятно, что преимущество Красной Армии было подавляющим, и против нее едва ли долго выстояла даже та Квантунская армия, которая была у японцев в 1941 году.

Однако не следует думать, что победа была одержана только благодаря огромному численному преимуществу и более высокому качеству вооружения.

Не только числом…

Советские солдаты и командиры имели над японцами и немалое качественное превосходство. В первую очередь это касалось тех, кто уже воевал с вермахтом. Значительный боевой опыт не мог ни сыграть свою роль. Конечно, таких бойцов было менее трети на Дальнем Востоке, но и те, кто нес там службу уже давно, тоже успели хорошо подготовиться.

Плохо обученные дивизии японцев вообще не представляли серьезной опасности в сравнении с нашими соединениями. Но эти дивизии разгромили позже, началось всё с прорыва японских укрепрайонов. Хотя на бумаге эти укрепрайоны выглядели грозно: десятки ДОТов и сотни ДЗОТов, подземные ходы и противотанковые рвы, для бойцов, имевших опыт штурма немецкой обороны, они оказались не так уж и страшны. Несмотря на то что некоторые опорные пункты сопротивлялись почти неделю, даже будучи окруженными, большинству японских укреплений долго продержаться не удалось.

Танковые потери наших в ходе атак были в основном не от огня японцев, а из-за поломок или бездорожья.

Конечно, Маньчжурская операция не стала лёгкой прогулкой, порой японцы сражались очень ожесточенно. Но всё-таки данная операция отличается самым низким уровнем потерь и большинство наших солдат вернулись с Дальнего Востока живыми и с медалями «За победу над Японией».

Принёс такую медаль с войны и дед автора этих строк.

Источник