Правда о ВОВ, рассказанная немецким ефрейтором

В начале Великой Отечественной вoйны немецкий ефрейтор Гельмут Клауссман начинал служить во вспомогательной части. А до этого он работал обычным шахтером. В его подразделении находились немцы и перебежчики из русских. Они возили основным частям воoружение и продовольствие. Впоследствии Гельмут решил создать мемуары о реальных событиях, происходивших в вoенные годы.

Из воспоминаний немецкого ефрейтора

По словам Клауссмана, в годы войны солдаты нередко переходили к противникам. Чаще всего, это были те, кто хотел выжить любой ценой. Перед серьезными сражениями, в немецких расположениях появлялись красноармейцы, а гитлеровцы уходили к советским солдатам. Перебежчики надеялись после проверки отправиться в тыл и там дожидаться окончания войны.

В 1942 году после окончания военной школы Гельмут попал в пехоту. Он был ранен, отправлен на лечение в Берлин, а после, возвращен в свою дивизию. Ефрейтор отмечает, что вплоть до окончания войны немцы традиционно направляли раненых после выздоровления в их родные части. Таким образом они поддерживали доверие и сплоченность между солдатами.

До 1943 года немцам полагались ежегодные отпуска. Но в середине войны командование об этом забыло.

О причинах начала войны и немецкой пропаганде

Немецким солдатам в начале войны внушали необходимость идти на Советский Союз, потому что он, якобы намеревался нарушить мирные договоры. Многие тогда верили в это, гордились, что сработали на опережение. Поддерживали настрой бойцов и фронтовые газеты, в которых о готовящемся нападении СССР на Германию подробно писали.

Но в середине войны, когда немецкие солдаты столкнулись с Красной армией лицом к лицу, пообщались со многими пленными, они быстро разочаровались в начальных идеях. Гитлеровцы узнали, что советские граждане тоже опасались нападения и не желали первыми ввязываться в противостояние.

Тогда пропаганда начала делать упор на то, что пути к отступлению закрыты, иначе русские завоюют Рейх. Многие немцы пытались верить в то, что руководство все-таки заключит перемирие, и все закончится.

После Сталинградской битвы в войсках появились старшины, отвечающие за пропаганду. Они следили за настроениями солдат, не позволяли развивать брожения в части и высказывать свои сомнения по поводу необходимости этой войны.

Одного из немецких солдат, написавшего в письме домой о поражении армии, расстреляли на глазах у сослуживцев. И число таких наказаний за годы войны перевалило за 1 тыс.

Немцы и советское население

В 1941 году немцы смотрели на советских людей, как на рабочую силу. Они полагали, что эти земли станут будущими колониями Германии. К украинцам относились лучше, потому что те встретили гитлеровскую армию очень радушно. А некоторые их девушки были не прочь завести романы с солдатами. В России и Белоруссии такого не было, отмечал Клауссман.

Также он подружился с представителями кавказских народов, которых набирали в его часть. Он помнил, как они готовили свои традиционные блюда, которые ефрейтор любил и после окончания войны.

К 1945 году отношение к местным стало безразличным. Гитлеровцы уже не обращали внимание на людей, они были заняты решением иных более важных проблем.

В мемуарах Клауссман высказался и о советском оружии. Немцы ценили его за простоту и надежность. Бывший ефрейтор похвалил артиллерию противника. Советские солдаты умели мастерски ее использовать и маневрировать. Порой гитлеровцы узнавали о расположении красноармейской пушки, когда та уже стреляла по ним.