С шaшкой против тaнка: что вы не знали о кавалерии во Второй мировой вoйне

Многие любители истории знают, что Вторая мировая вoйна стала первой «вoйной моторов», а кpoвью её была нефть, но сегодня мы обсудим роль кавалерии в механизированной вoйне нового типа

Несмотря на общий скептицизм в отношении господствовавшей тысячелетия на поле боя кавалерии, она активно и довольно успешно использовалась всеми враждующими сторонами во Второй мировой войне. Особенно удачно она применялась нашими войсками против германского вермахта. У самих немцев, как и у других стран-участниц, были свои кавалерийские части. В наше время их применение на полях сражений обросло разнообразными небылицами и мифами. Сегодня мы постараемся отделить зерна от плевел и узнать, где правда и пробовал ли кто-нибудь в реальности атаковать танки холодным оружием.

Опыт «Великой войны»

После окончания Первой мировой войны в среде военных теоретиков и полководцев зрела мысль о том, что кавалерия, почти не проявившая себя в тяжелых позиционных боях минувшей войны, отходит в прошлое. Безусловно, можно найти удачные примеры кавалерийских атак Первой мировой, кстати, авторами двух из них стали наши соотечественники.

Казаки атакуют немецкую батарею.

Отличился граф Ф.А. Келлер — «первая шашка Российской империи», как его называли, который разбил у Ярославиц в жестоком встречном бою 4-ю австрийскую кавалерийскую дивизию. Противник понес тяжелые потери. Автором второй стал барон П.Н. Врангель: в бою под Краупишкеном он со своими казаками смог в сабли взять немецкую батарею на подготовленных позициях. Третий пример – это атака австралийской лёгкой кавалерии в битве при Беэр-Шеве, на Синайском полуострове. Австралийцы не имели даже сабель — вооружившись штыками, они наскочили на турецко-немецкие войска, в коротком бою разбив их. На этом удачные и масштабные примеры заканчиваются. В период «интербеллума» все ведущие военные державы сокращают до минимума свои кавалерийские части. Единственные две страны, продолжавшие содержать и развивать кавалерию в больших масштабах, – это СССР и Польша. Опыт Гражданской и собственно Советско-польской войн, а также большие пространства и удачный для применения кавалерийских частей театр военных действий оказывали влияние на военных этих держав.

Перед войной

Планирование применения крупных конных частей велось и в СССР, и в Польше. Учитывая разные промышленные и экономические возможности, количество кавалерийских частей в этих странах различалось. Однако теория, отработанная на учениях и в штабных играх, была примерно схожа. Кавалерия уже не считалась самостоятельной боевой силой, атакующей в конном строю, тем более холодным оружием. И в Польше, и в СССР кавалерийским частям стала придаваться артиллерия, как полевая, так и противотанковая и зенитная. Формировались мобильные пулеметные команды, и, конечно, предоставлялась бронетехника, которая должна была наступать в одном строю с конницей, поддерживая её.

Легендарные тачанки продолжали стоять на вооружении советской кавалерии.

Теория «Глубокой операции», выработанная советскими военными теоретиками, такими как генерал Владимир Триандафиллов, предусматривала введение в уже прорванную оборону противника для развития успеха скоростных конных и механизированных частей при поддержке десантов и авиации. На практике она была дополнена такими именитыми кавалеристами Советского Союза, как маршалы С.М. Буденный и К.Е. Ворошилов. Приложил руку к уточнениям и разработке наставлений для кавалерии знаменитый начальник генштаба РККА маршал Б.М. Шапошников, в своем труде «Конница: кавалерийские очерки» сформировав новую модель применения кавалерии в конно-механизированных группах (что позже принесет красной коннице большой успех). Большую практическую работу проделал инспектор кавалерии РККА генерал Ока Городовиков.

Атака кавалерии при поддержке танков.

Однако если СССР предпочел пойти по пути сокращения кавалерийских частей с 1938-го года, уменьшив их вполовину, до 13 дивизий (время покажет ошибочность этого решения), то Польша, имея значительно более скромные ресурсы, рассматривала свою конницу как основную ударную силу вплоть до начала Второй мировой войны, имея по плану 11 кавбригад. Остальные страны, опять же, полагались на кавалерию исключительно как уже на вспомогательную силу, всерьез не применяемую на фронтах, что, впрочем, по многим причинам также было неправильно, особенно для немцев.

Конница на «войне моторов»

Война началась, как известно, с мощного удара вермахта по Польше. Восьми успешно мобилизованным польским кавбригадам предстояло оказывать сопротивление стальным немецким танковым клиньям.

Так современники представляли себе бой польских Уланов против немецких танков.

С этим эпизодом связан один из самых распространенных мифов Второй мировой войны. В первый же ее день, 1 сентября 1939 года, произошел знаменитый бой под Кроянтами. Польские войска отступали перед превосходящими силами 19 танкового корпуса Гейнца Гудериана. Сообразуясь с обстановкой, польское командование поставило 18-му Померанскому уланскому полку задачу задержать немцев, чтобы дать время уйти основной массе войск. У Тухольского бора польский полковник Масталеж разместил засаду. Когда два польских эскадрона перешли в атаку, им поначалу сопутствовал успех. Они смогли рассеять немецкую пехоту и даже не задействовали резерв (в котором, кстати, помимо всадников были и скоростные танкетки TK и ТKS). Однако своевременный контрудар немецких броневиков, плотный пулеметный огонь и огонь автоматических орудий нанесли ужасные потери уланам.

Полковник Масталеж погиб, а уланы были разбиты и отступили. Однако в этом бою никто не спешил лететь на конях рубить саблями и колоть пиками немецкие броневики. Уланы имели и технику, и противотанковые орудия, и ружья. Неумелое руководство боем и плохая связь стали решающим фактором в неудаче польской атаки.

Советские кавалеристы под Москвой.

А журналисты стран «оси», да и сам Гудериан, позднее сформировали миф, который успешно поддерживается до наших дней о сорвиголовах, летевших на броню галопом с холодным оружием. По похожему принципу оканчивались и другие атаки польской кавалерии в ходе войны с Германией. В конце месяца уланы и гусары и вовсе ничем не отличались от пехоты: потеряв лошадей, они воевали как обычные части. В ходе последующих кампаний в Европе можно встретить упоминания о применении кавалерии: к примеру, успешные действия немецкой 1 кавалерийской дивизии во Франции.

В польской кампании она себя никак не показала, здесь же некоторые задачи были успешно решены, правда ценой потерь. К 1941 году лошади, за редким исключением, использовались в Европе лишь как гужевой, тягловый транспорт, и только перед нападением на СССР союзники рейха собрали несколько кавалерийских дивизий, из которых можно выделить три итальянские и две венгерские кавбригады.

Триумф советских всадников

В первые месяцы Великой Отечественной войны советские кавалерийские корпуса наносили сковывающие контрудары, чтобы сдержать стремительное продвижение немецких танковых клиньев, однако большого успеха не имели. По-настоящему отлично красные кавалеристы выступили в ходе стремительных рейдов по тылам отступающих немецких частей во время контрнаступления под Москвой. Конный корпус генерала Л.М. Доватора громил отступающих немцев, в полной мере реализовав все преимущества кавалерии в зимних боях перед деморализованным и плохо снабжаемым противником.

Кущевская атака советских казаков.

Уже в 1941 году, по настоянию Г.К. Жукова, в СССР началось активное формирование кавалерийских частей как поддержки для поредевших количественно маневренных танковых дивизий. Уже в 1942-м году у станицы Кущевская состоялся триумфальный бой: казаки 13-й Кубанской казачьей дивизии 17-го кавкорпуса провели блестящую атаку, галопом, в шашки взяв опешивших немцев. Это был действительно триумф кавалерии в «войне моторов».

Красные казаки жгли бутылками фашистские машины и изрубили свыше 2 тысяч гитлеровцев. Уцелевшие немцы в панике бежали, бросая оружие. В этом бою отличился легендарный русский казак К.И. Недорубов, герой двух мировых войн. Сейчас на этом месте стоит монумент казаку, стремительно летящему на коне. После того как инициатива перешла к Красной Армии, наступило действительно золотое время для советской кавалерии. Несмотря на возросшее качество вооружений и их увеличившуюся мобильность и разрушительную мощь, кавалерия послужила нашей стране ещё раз.

Советская кавалерия на параде победы 24 июня 1945 года.

В РККА были сформированы так называемые конно-механизированные группы, действовавшие совместно с танковыми армиями на участках прорыва немецкой обороны. Герои-кавалеристы, из которых самыми известными стали всадники 1-й гвардейской КМГ генерала Иссы Плиева, отлично проявили себя в боях против хорошо оснащенного техникой противника. Последний успешный кавалерийский бой произошел на подступах к Будапешту. Казаки-гвардейцы 5-го Донского кавкорпуса изрубили свыше 150 эсесовских кавалеристов, взяли много трофеев и разбили их незадачливых союзников – венгров, тоже кавалеристов. К слову, противник уже с середины войны осознал необходимость формирования специализированных кавалерийских частей, однако время было упущено, и, даже собирая под свои знамена банды предателей «казаков», коллаборационистов и невольных союзников, рейху не удалось достичь и тени той эффективности, которую показала наша конница.

Советская казаки на параде победы 24 июня 1945 года.

После войны кавалерийские части стали спешно расформировываться: лошади отчаянно требовались восстанавливающемуся народному хозяйству. А наступивший век атомных боеприпасов и вовсе вычеркнул кавалерию из рядов вооруженных сил. Теперь она используется лишь как церемониальный или почетный караул, максимум, как гужевой транспорт для горных частей. Но Вторая мировая и Великая Отечественная войны, ставшие последними для кавалерии, показали, что только советская конница смогла перестроиться под условия и суровые требования «войны моторов», эффективно выполняя возложенные на неё задачи. Не зря советские кавалеристы и казаки в ряду воинов-победителей гордо проследовали в 1945 году по брусчатке Красной площади, попирая копытами коней поверженные фашистские знамена.

Источник