Самолет от колхозника или о том, как “соколы Сталина” давали жару асам “Люфтвaффе”

Эти дни стали поворотным моментом к господству в небе советских самолетов над немецкой авиацией.

Произошло это в марте 1942-го. К тому моменту фашистские ВВС прочно закрепили свое преимущество в воздухе. Если на земле еще в 41-м Красной Армии удавалось одерживать победы над противником, как к примеру в ноябре у Ростова-на-Дону, когда наши отбросили фрицев практически на 150 километров, то в воздухе в том же контрнаступлении под Москвой хозяйствовали “Люфтваффе”.

К весне 42-го на фронтах наступило некоторое затишье. “Совинформбюро” рассказывало только о боях местного значения. Начало весны принесло оживление среди войск. Активизировались и силы авиации.

Соколы ведут — 7:0

9-го марта 42-го года семь советских “Яков” патрулировали линию фронта к югу от Харькова.
Рассказывает летчик-истребитель Б.Н. Еремин: “Мы шли “этажеркой” на высоте 1700. И тут, видим немецкие самолеты. Насчитали 18 мессеров и 7 юнкерсов.

Раций у нас тогда еще не было, приходилось общаться с помощью знаков и покачиваний крыльев. Я увел своих влево, чтобы набрать высоту и неожиданно атаковать. Затем разворот вправо, и атака. Каждый сам выбрал себе свою цель. Сразу подбили два мессера и два юнкерса, потом еще двух мессеров подбили.

Немцы начали улетать от нас, а я успел еще одного сбить. Бой занял около десяти минут. Я своим просигналил, что пора на аэродром, ведь горючее на исходе. И вижу, мои целы — все семь. На земле все бегут с радостными криками. Победа! ”

А позже этот бой описали советские газеты: “7:0 в пользу “Сталинских соколов”

Еремин летал в то время на Як-1, который был подарком колхозника Ферапонта Головатого советской авиации, построенный на его личные средства.

Позже, уже в мае 44-го, Головатов отдал еще сто тысяч рублей для постройки Як-3. Он обратился с просьбой к Сталину, чтобы на новом самолете летал именно Борис Еремин.

И летал Еремин на этом самолете до самой Победы, а после войны его определили в музей им. Яковлева.

Однако в 1994-м году его продали за четыре тысячи долларов в авиационный музей Санта-Моники.

На войне все средства хороши

В том же 42-м над Ленинградским фронтом летала эскадра JG-54 “Grunherz”, почти полностью состоящая из асов.

Там же, только на советской стороне, воевал истребитель Василий Голубев, сбивший уже восемь немецких мессеров и два финских. Летал он на И-16, считавшемся тогда уже устаревшим. Двенадцатого марта, когда он уже возвращался на аэродром, Голубев начал вилять самолетом, изображая раненого.

За ним уцепились два мессера, которыми управляли Бартлинг и Лейште, имевшие на своем счету 69 и 29 сбитых самолетов соответственно. Дождавшись, когда они приблизятся к нему приблизительно на тысячу метров, Василий, резко развернувшись, в лоб подбивает Бартлинга. Удирающего Лейште он подбил реактивным снарядом.

В скором времени старший лейтенант Голубев стал майором и Героем Советского Союза, на счету которого было 39 вражеских самолетов.

“Grunherz” лишилась на Восточном фронте 416-ти летчиков и 2135 боевых машин.

Операция “Мост”

Тяжелым был 42-й год. Немцы яростно пытались прорваться на Кавказ и к Сталинграду.

В попытке спасти сталинградскую группировку, Гитлер распорядился наладить “воздушный мост” для ее снабжения. Ежедневно планировалось отправлять в Сталинград около двухсот самолетов.

Само собой разумеется, что советские истребители и зенитчики изо всех сил старались нарушить функционирование этого “моста”. За все время операции, с 23-го ноября 42-го по 2-е февраля 43-го, было уничтожено 127 немецких истребителей, 536 бомбардировщиков и транспортных самолетов и 2196 летчиков. Геринг сказал, что под Сталинградом немецкие ВВС потеряли цвет авиации.

Но впереди их ждал еще 43-й…