«Сорок тысяч дeзертиров»: сколько русских сoлдат осталось в Европе после вoйны с Наполеоном

В начале 2000-ых на сайтах нескольких информационных изданий появились статьи , в которых рассказывалась о том, что после победы над Наполеоном более 40 000 тысяч русских сoлдат остались во Франции, вместо того чтобы с почестями вернуться на Родину. Эта информация вызвала большой резонанс, в результате чего многие историки начали искать подтверждённые данные о тех событиях.

Из достоверных источников

Документальных подтверждений этому факту несколько.

В 1916 году журнал «Голос минувшего» опубликовал «Записки» артиллерийского офицера Барановича. В них бывалый военный рассказывал, как в 1814 году русские солдаты тайно нанимались работать на виноградники. Поэтому в Россию вернулась только часть армии.

Подтверждение этого факта так же найдена в письме генерал-губернатора Ростопчина. В датируемом 1814 годом послании граф с возмущением рассказывал жене о том, что даже унтер-офицеры, не говоря уже об обычных солдатах, нанимаются на работу к французским фермерам . В письме так же упомянут случай, как в одну ночь полк тайно покинуло 60 человек. Причем вооруженные солдаты уводили с собой и лошадей.

Встречается подобная информация и в архивах Исторического музея . П.И.Щукин подробно описывает период квартирования российской армии в небольшом французском городке Эперне на Марне. Желающие подработать солдаты нанимались к местным фермерам, которые оставались в полном восторге от выносливости, честности и трудолюбия новых работников. Хозяева ферм готовы были не только достойно платить наемникам, но даже отдавали им в жены своих дочерей.

Причины массовых побегов

Возможность остаться во Франции, для бывших крепостных, отправленный на 25-летнюю армейскую службу, стала шансом на светлое будущее. И ни почести, ни обещанные вольные грамоты, ни 65 рублей пенсии не могли убедить солдат вернуться назад в полк.

Сбегали по ночам, тайно. И даже если военное командование устраивала рейды, с целью поиска дезертиров, французы хорошо прятали своих новых работников.

У них для этого были свои причины. Измотанные войной и оставшиеся без мужского населения фермы несли убытки. Хозяйству не хватало рук, хозяйским дочкам — женихов. Поэтому работящие русские солдаты стали для французских виноделов настоящим подарком судьбы.

Озадаченный массовыми побегами из армии Александр III даже обратился за помощью к Людовику XVIII. Но король Франции ничего не сумел сделать. Фермеры исправно платили налоги в казну и надёжно скрывали своих работников.

Как боролись с дезертирами

Нужно отметить, что высшие военные чины довольно строго относились к дезертирам. У того же Барановича, в его «Записках», описывается случай, как незадачливого денщика, решившего уведомить командира о том, что он остаётся во Франции, подвергли жестокому наказанию. Его заставили пройти через строй и получить 500 ударов шпицрутенами. По сути — это была показательная казнь, так как ни один человек не мог вынести более ста ударов.

После нескольких таких наказаний побеги солдат значительно сократились.

Историки противоречат

Однако многих историков в этой информации смутил не сам факт побега. А цифра в 40 000 солдат.
По проверенным данным, численной российской армии, участвовавшей в штурме Парижа была немногим больше 60 000 человек. Поэтому достоверно можно утверждать, что какое-то количество солдат действительно дезертировали. Но цифра в 40 000 явно завышена.

Французы в России

В противовес приведённой выше информации, стоит напомнить и о значительном количестве французских солдат, попавших в плен и оставшихся жить в России.

И пусть цифры у различных историков разнятся. Достоверно известно, что из 200 — тысячной армии Наполеона на Родину вернулась только 1 /8 часть. Кто-то погиб, кто-то попал в плен, кто-то обжился на другой территории.

Но и к пленным французам отношение было весьма лояльное. Они получали солдатский паёк. Им разрешалось работать, снимать жильё и даже жениться.

Поэтому многие французские солдаты не спешили возвращаться домой. Они нанимались на работу на должности поваров, кондитеров, учителей фехтования. Многие становились ремесленниками и купцами.

Осевшие французы получили прозвище «шаромыжники». Они приняли русское гражданство. Поселились в небольших городах и селениях. Открыли свои мастерские и создали семьи.

Одним из ярких примеров стала история шаромыжника Жана-Батиста Николя Савена. Попав в плен, он осел в Саратове, принял русское подданство, взял в жёны дочь местного купца и сменил имя на Николай Савин. До 106 лет Савен преподавал французский язык и был одним из уважаемых людей Саратова.