Срaжение над бeздной: чудо-богатыри Суворова у Чeртова моста

25 сентября 1799 года русские вoйска одержали одну из самых блестящих побед Швейцарского похода

Швейцарский поход армии Второй коалиции под командованием Александра Суворова, предпринятый в сентябре-октябре 1799 года, стал ярким свидетельством мужества и стойкости русских воинов. Никто до той поры не решался пройти альпийскими перевалами в такую пору (фактически в зимних условиях) по засыпанным снегом тропам. А русские воины смогли преодолеть путь и при этом выдержать несколько серьезных сражений, буквально вырвав победу у французских войск. Одной из самых ярких викторий суворовского похода стала победа в схватке за Чертов мост, одержанная русскими чудо-богатырями 25 (14 по ст. ст.) сентября 1799 года.

Последний прижизненный портрет генералиссимуса Александра Суворова, написанный с натуры в Праге в январе 1800 года художником Иоганном Генрихом Шмидтом

Бросок на северо-запад

Переход через Альпы был для войск под командованием генерал-фельдмаршала Александра Суворова вынужденным шагом. Он едва успел завершить свой триумфальный Итальянский поход, в результате которого была освобождена от французских войск практически вся Италия. Но стремление Австрии воспользоваться плодами этой победы и вернуть себе контроль над Апеннинским полуостровом кардинальным образом изменило все планы русской армии.

По требованию австрийского императора Франца I существенная часть подчиненных ему войск была отозвана из Италии. Формальным поводом для такого демарша стало решение двинуть задействованные в швейцарской кампании войска на соединение с англо-русским корпусом, высадившимся в Голландии. На смену им и должны были прийти войска фельдмаршала Суворова.

Переход Суворова через Паникс. Картина художника-баталиста Александра Коцебу, 1860 год

Предпринятый Австрией маневр никого не мог обмануть: русский военачальник прекрасно понял, с какой целю его воинов стремятся убрать из Италии и не дают возможности начать поход на Париж, дорога к которому фактически была уже открыта. Но отказаться от приказа было невозможно, и русская армия начала сразу же вслед за Итальянским походом новый – Швейцарский, который и стал вершиной полководческой карьеры последнего русского генералиссимуса и последней кампанией в его жизни.

Имея под своим началом всего 24 тысячи штыков, фельдмаршал Суворов хорошо понимал, что единственным его союзником после фактического предательства австрийцев становится внезапность. А ее мог обеспечить только молниеносный бросок через Швейцарские Альпы, по кратчайшему маршруту через перевал Сен-Готард. Однако выдвинуться в поход немедленно не удалось. Пришлось дожидаться, пока капитулирует французский гарнизон в Тортоне, а он соизволил сдаться только 10 сентября (31 августа по ст. ст.). Эта задержка привела к тому, что многие перевалы успело завалить снегом, что осложнило и без того непростые условия похода. И все-таки за шесть дней (вместо обычных восьми-десяти) Суворов со своими войсками добрался до Швейцарии.

Чертов мост. Картина художника Джозефа Мэллорда Уильяма Тернера, 1803 год

Второй неприятной неожиданностью стало невыполнение союзниками-австрийцами даже такого простого обещания, как обеспечение суворовской армии мулами и вьюками, без которых горный поход был немыслим. Дойдя до деревушки Таверне, где его должен был ждать обещанный австрийцами вьючный обоз, Суворов не нашел в ней ничего. Пять дней ушли на почти бесплодное ожидание: пришедших в конце концов мулов оказалось в два с половиной раза меньше обещанного, и в качестве вьючных пришлось использовать запасных казачьих лошадей, совершенно не приспособленных для горных походов.

Мост, который дрогнул

Столь несчастливое начало похода не помешало русским войскам 23 сентября с боем преодолеть перевал Сен-Готард и выйти к долине реки Рёйс. Именно вдоль нее и предстояло идти дальше, на соединение с русско-австрийским корпусом под командованием генерал-лейтенанта Александра Римского-Корсакова. Отправив Архангелогородский полк на левый берег реки, чтобы иметь возможность атаковать неприятельские заслоны с тыла, фельдмаршал Суворов повел основную часть армии по правому, вверх от деревушки Урнер, к единственной переправе в этих местах — так называемому Чертовому мосту (Тойфельбрюке).

Вид на туннель «Урнерская дыра» со стороны площадки перед Чертовым мостом. Рисунок художника Саломона Гесснера, 1781 год

Подход к мосту шел по единственной на правом берегу тропе, перед самой переправой превращавшейся в «Урнернскую дыру». Таким метким названием швейцарцы наградили узкий, не шире трех метров в самом широком месте тоннель, который выводил к предмостной площадке.

Одно-единственное орудие с полусотней стрелков могло бы в этой узкой и низкой галерее бесконечно долго держать оборону, не давая противнику накопить силы для решающего удара. И французские солдаты из бригады дивизионного генерала Клода Жака Лекурба не замедлили воспользоваться этой возможностью. Понимая, что атаковать предмостные позиции французов в лоб нет никакой возможности, Суворов направил два отряда в обход. Внизу по долине Рёйса шли две сотни егерей из 13-го егерского полка под командованием майора Федора Тревогина. А вверху буквально по козьим тропам пробирались три сотни солдат Орловского пехотного полка под командованием полковника Иосифа Трубникова.

Бой на Чертовом мосту 14 сентября 1799 года. Картина художника-баталиста Александра Коцебу, 1857-1858 гг.

После того как основная часть орловцев пошла в самоубийственную демонстративную атаку через «Урнернскую дыру», обходные отряды в полном смысле слова как снег на голову свалились на оборонявшихся у моста французов. Появление русских настолько шокировало тех, что они в панике начали отступать к мосту, опасаясь оказаться в окружении. Это позволило наступавшим через туннель русским частям усилить натиск и вырваться на предмостную площадку, ударив в штыки и сбросив единственную французскую пушку в ущелье Рёйса.

Появление русских на правом берегу у Чертова моста и горстка уцелевших солдат, прорвавшихся к товарищам, вынудили командовавшего обороной на этом участке полковника Дамма отдать приказ о взрыве моста. Но и тут французов поджидала неудача: подорвать удалось не среднюю (самую длинную) часть 20-метрового моста, а небольшой участок возле опоры на правом берегу. Это совсем ненадолго остановило русские войска, которые быстро разобрали стоявший неподалеку сарай и, связывая бревна и доски офицерскими шарфами и ружейными ремнями, восстановили переправу.

Бой на Чертовом мосту между русскими и французами. Офорт, 1800 год

Делать это пришлось под плотным ружейным огнем: пока одни восстанавливали мост, остальные русские солдаты вели ожесточенную перестрелку с французами через ущелье на расстоянии полусотни метров. Но когда над французскими позициями на левом берегу внезапно появились солдаты-архангелогородцы, отправленные в обход по левому берегу, противник дрогнул и начал отступать, причем настолько поспешно, что преследовавшие его русские солдаты находили у тропы не только солдатские шинели и ранцы, но даже патронные сумки и ружья.

Последние сражения Суворова

Бой у Чертова моста, начавшийся ранним утром, закончился к полудню, а уже в четыре часа дня по мосту, временный щит на котором к тому времени заменили на основательный настил, начали переправляться основные силы армии генерал-фельдмаршала Суворова. Дорога вперед – к Альтдорфу и к Швицу, где планировалось соединение с корпусом генерал-лейтенанта Римского-Корсакова, была открыта. И никто еще не знал, что корпус, с которым должен был встретиться Суворов, в тот же день, когда чудо-богатыри штурмовали Чертов мост, был разгромлен, что впереди у русских войск труднейший переход по узким горным тропам в обход Люцернского озера и прорыв из окружения в Мутенской долине, который превратится в разгром армии французского генерала Андре Массена.

А потом будут еще один бросок, теперь уже на северо-восток, самый трудный за всю кампанию переход через перевал Паникс в германские земли и долгожданное возвращение домой.

Старый (на переднем плане) и новый (за ним) Чертовы мосты на открытке конца XIX века. В 1888 году старый мост будет уничтожен непогодой: от него сохранятся только куски опор на правом берегу, там, где он в 1799 году был взорван французами

Фактическое предательство Австрии, на которое русский император Павел I поначалу не обратил внимания, к тому времени стало настолько вопиющим, что самодержцу не оставалось ничего иного, как разорвать соглашение с Францем I. Сделав это, он в пику бывшему союзнику щедро наградил командующего армией, совершившего невозможное.

По итогам Итальянского и Швейцарского походов генерал-фельдмаршал Александр Суворов получил — последним в русской императорской армии! — звание генералиссимуса и титул князя Италийского. Это были последние почести, которых удостоился гениальный полководец: альпийские переходы подорвали и без того не самое крепкое здоровье 70-летнего генералиссимуса, и 18 (6 по ст. ст.) мая 1800 года он скончался.

Монумент на правом берегу реки Рейс у Чертова моста, установленный в память о солдатах русской армии фельдмаршала Суворова, павших при переходе через Альпы

Источник