СТОЛИЦА ЗОЛОТОГО КОЛЬЦА

Если попросить разных людей парой слов описать – что за город Ярославль, то одни обязательно скажут, что это один из старейших русских городов; другие отметят, что сейчас он стоит на третьем месте по числу жителей в Центральном округе; третьи упомянут про научные и промышленные предприятия, расположившиеся в черте города и вокруг него; четвертые – про местных зодчих и мастеров, основавших собственную школу в русском искусстве – яркое в ярком. вспомнят многих выдающихся горожан… да жива еще в памяти страшная трагедия – крушение самолета, на борту которого находилась хоккейная команда «локомотив»… но все это сейчас. а раньше? раньше говорили: Ярославль-городок – Москвы уголок.

Толгский монастырь пережил в ХХ веке трагедию – стал испытательным полигоном Волгостроя – но возродился в 1987 году

 

ПРЕОБРАЖЕНИЕ МЕДВЕЖЬЕГО УГЛА

А еще раньше не было никакого Ярославля в помине. Была глухомань, да селище на берегу Которосли с говорящим названием – Медвежий угол. В таких местах издавна жили всякого рода лихие люди, грабившие проплывавшие мимо торговые суда. Легенда об основании города гласит, что надоело это князю Ярославу Мудрому, и он решил навести в Медвежьем углу порядок. Местные жители воспротивились было, да и выпустили на князя медведя. Но человек зверя поборол – зарубил секирой. После чего распорядился возвести здесь крепость и назвать в свою честь. Ярославль – это притяжательное от княжеского имени.

Беседка – один из символов города

 

А медведи с тех пор стали городским символом. Они здесь словно не переводились. И на гербе, с той самой секирой. И на улице – рычащая скульптура косолапого может не на шутку испугать неподготовленного прохожего, не осведомленного, что статуя строго по часам начинает рычать. И, конечно, живой талисман – медведица Маша, которая живет на территории музея-заповедника в клетке с игрушками и берлогой.

Но не медведями едиными. Сейчас об этом почему-то мало говорят, а ведь Ярославль четыре месяца фактически был столицей Русского государства. В грозный и славный 1612 год. Именно в Ярославль пришло по Волге из Нижнего ополчение Минина и Пожарского. Здесь сформировался «Совет всея земли» — новое правительство, работали приказы, сюда стекались подкрепления и отсюда выходили на задание отряды, очищавшие Россию от захватнических банд. Из Ярославля, в итоге, силы ополчения двинулись на Москву. Освободили. Вернули Первопрестольной статус.

За счет огромного количества достопримечательностей Ярославль считается столицей Золотого кольца России

 

А вообще-то, Ярославль и сейчас столица – Золотого кольца. И заслуженно – немало городов даже на колечке могут похвастаться таким количеством достопримечательностей на квадратную версту. Но это, так сказать, количественное исчисление, а уж какое качественное… Один Спасо-Преображенский монастырь чего стоит. И обитель, и крепость, и оплот культуры. Собор – старейшее из дошедших до наших дней городских сооружений, самое начало XVI века. Мощные башни – свидетели первых Романовых. А какая музейная коллекция! Тончайшие, высокохудожественные древности! Их большой ценитель – небезызвестный граф А.И. Мусин-Пушкин – рассказывал, что именно в Спасо-Преображенском монастыре ему удалось раздобыть рукопись «Слова о полку Игореве». Правда, в 1990-х появилась другая аргументированная версия – с большой долей вероятности, граф получил «Слово» все же из книгохранилища Кирилло-Белозерского монастыря. Что, конечно, если и так, никак не умаляет достоинств ярославского древлехранилища.

КРАСОТА И БИЗНЕС ПО-ЯРОСЛАВСКИ

Белоснежный, с муравленой зеленью куполов и стройными шатрами Илья Пророк на центральной площади – а внутри фонтаном живой воды бьет красочная феерия фресок, созданных знаменитыми соседями-костромичами Силой Савиным и Гурием Никитиным при участии своих, ярославских мастеров. Собранный, монументальный, как грандиозный пасхальный кулич, с тяжелыми главами Никола Мокрый. Каменная поэзия на волжском берегу – элегантный храмовый ансамбль в бывшей пригородной слободе с неподходящим для такого архитектурного чуда названием «Коровники»; нужно видеть, как две церкви, объединенные общим зодческим замыслом, по весне отражаются в спокойной воде по весне, когда Волга уже освободилась ото льда! Ну и признанная вершина стиля – пятнадцатиглавая красавица с дивной своей колокольней – «ярославской свечой», церковь Иоанна Предтечи в Толчкове, испортить которую не в силах даже изображение на тысячерублевой купюре… И ведь, казалось бы, архитектурная школа – одна, но нет повторений. Есть мелодия и ее вариации, одна другой виртуозней и узорчатей. Словно соревновались строители – кто краше и невиданней памятник своему мастерству воздвигнет.

Руками зодчих когда-то соревновались ярославские купцы, и в итоге превратили Ярославль в город храмов

 

А ведь, по сути, так оно и было. Только соревновались – руками зодчих – ярославские купцы. Купеческое сословие издавна было одним из столпов здешней жизни, в бойком ритме предпринимательской жизни билось сердце Ярославля. Недаром город уже к XVII веку вышел на третье в России место по товарообороту – после столичной Москвы и ухватистой Казани. В последующие годы на ярославской земле расцвели купеческие династии первогильдейцев Вахрамеевых, Огняновых, Сорокиных… Торговая элита, частники-экспортеры – Первой гильдии разрешалось продавать свои товары не только в России, но и за рубежом… В ходе суровой конкуренции (куда уж без нее) представителей старинных фамилий подпирали «выскочки» — оборотистые, разбогатевшие крестьяне, основатели новых торговых династий, со временем становившихся не менее известными: Оловянишниковы, Дунаевы… те же Понизовкины, одного из которых – Никиту – ославил Некрасов в «Горе старого Наума». И знаменитые Елисеевы, законодатели торговых трендов начала ХХ века – выходцы из Ярославского уезда.

Жили купцы показательно-роскошно, но на то, впрочем, были весомые для них основания. Чем больше состояние – тем больше привилегий. Соответственно, скрывать достаток было недопустимым безрассудством, и такая простая человеческая добродетель, как скромность, того и гляди, могла грозить разорением… Но и о душе надо было думать. Вот и повелось у ярославских купцов соревноваться не только домами, но и церквями. Храм Ильи Пророка, например, построен Скрипиными, Христорождественская церковь на Волжском берегу – Гурьевыми, Никола Надеин – Светешниковыми… Со временем на этой почве выросли традиции меценатства и благотворительности. Многие ярославские купцы становились градоначальниками – и искренне работали на благо города, обустраивали его, делая «образцово-показательным» не только личное хозяйство, но и весь город. Например, пять раз избиравшийся городским головой Иван Вахрамеев подарил землякам такие блага цивилизации, как водопровод, электрическое освещение и трамвай.

ЧУДО НА ТОЛГЕ

Тем же, кому важно благополучие духовное, несомненно, нужно побывать в Толгском Введенском монастыре. Это за пределами старинного города – другой берег Волги, пятнадцать километров от центра, ну да разве же это расстояние для паломника?

Монастырю уже более семисот лет, по крайней мере, в «Сказании о явлении и чудесах иконы Богоматери Толгской» отправной точкой его истории называется 1314 год. Проезжал как-то в этих краях Ростовский епископ Прохор, остановился на ночлег. И вот глубокой ночью владыка вдруг проснулся, увидел столп света за рекой и чудесным образом появившийся мост на противоположный берег. Прохор взял свой посох и отправился смотреть, что это за свет. И на том берегу увидел висящую в воздухе икону… Помолившись перед ней, владыка вернулся к своим спутникам, но будить никого не стал, полагая, что виденное им – великое таинство и таковым должно оставаться. Вот только наутро слуги обнаружили пропажу архиерейского посоха. Оказалось, святитель оставил его за рекой – его нашли в роще, куда Прохор ходил ночью. Рядом же на земле стояла икона – та самая.

Кремль, он же монастырь. Фото yarcult.org

 

Толгский образ Богородицы считается особо чудотворным. Есть предание, что в XV веке монастырь постигло страшное несчастье – пожар опустошил его дотла. Сгорела и старая деревянная церковь со всей утварью и иконами. А Толгская – уцелела. Неведомым образом она пережила пожар, исчезнув и снова явившись в том же лесу. Это был знак, что монастырь необходимо восстановить…

Ярославцы убеждены, что именно Толгская икона в далеком прошлом по меньшей мере дважды спасала город от моровой язвы и один раз – от засухи. Помолившись у образа, избавился от болезни ног Иван Грозный. Поклониться иконе приезжали Екатерина II и Николай II. На месте второго чудесного явления позже возвели часовню, а вокруг монахи высадили целую кедровую рощу с прудами и виноградниками. Правда, сейчас там осталось всего несколько десятков деревьев, а сама роща огорожена высокой кованой оградой – видать, от праздношатающихся.

ПРЯМО В СТЕНАХ ОБИТЕЛИ ПОСТРОИЛИ ДЕЙСТВУЮЩИЙ МАКЕТ ВОЛЖСКОЙ ЭЛЕКТРОСТАНЦИИ, «СМОДЕЛИРОВАВ» ДЛЯ ЭТОГО РУСЛО ВОЛГИ И ЕЕ ТЕЧЕНИЕ: НАСОСЫ ЗАКАЧИВАЛИ ВОДУ В РЕЗЕРВУАР НА КОЛОКОЛЬНЕ, ОТКУДА ОНА САМОТЕКОМ ШЛА ЧЕРЕЗ СОБОР НА МОДЕЛЬ ГЭС И СОБИРАЛАСЬ В ЗАБЕТОНИРОВАННОМ ХРАМОВОМ ПОДВАЛЕ

В ХХ веке монастырь пережил трагедию. Икону изъяли, а святое место (и далеко не заурядный памятник архитектуры, стоит отметить) облюбовал Волгострой. Устроил там, так сказать, испытательный полигон. Прямо в стенах обители построили действующий макет волжской электростанции, «смоделировав» для этого русло Волги и ее течение. Это можно было бы считать шедевром инженерной мысли и творческой смекалки, если бы оно также не было примером выдающегося кощунства. Насосы закачивали воду в резервуар на колокольне, откуда она самотеком шла через собор на модель ГЭС и собиралась в забетонированном храмовом подвале. С гидроэлектростанцией в Ярославле, кстати, так ничего и не вышло, ее построили в Рыбинске – со всеми вытекающими хорошо известными последствиями для соседнего города Мологи и четырех с половиной тысяч квадратных километров земли, в том числе лучших заливных лугов Поволжья.

А Толгская обитель, пройдя через разорение, возродилась в 1987 году (первый открытый в РСФСР женский монастырь). В 2003-м в обитель вернулась явленная икона – хотя официально она продолжала числиться за Ярославским художественным музеем. Теперь перед образом никогда не гаснут свечи, а сестры круглосуточно читают перед ним священные тексты.

НЕКРАСОВСКАЯ КАРАБИХА

Любителей литературы в окрестностях Ярославля, неизменно привлекает имение поэта Н.А. Некрасова. Строго говоря, уточняют музейные работники, писатель здесь не жил, а лишь приезжал сюда – десять раз в течение 1862-75 годов. Мечтая проводить в усадьбе хотя бы по полгода, такой возможности не имел – дела, связанные с издательством журнала «Современник», не отпускали надолго из столицы. Поэтому поэт переоформил все документы на брата Федора. А уже тот вместе с супругой с радостью взялись за поддержание усадьбы в порядке.

В Восточном флигеле усадьбы Карабиха появились на свет «Русские женщины», «Мороз, красный нос» и «Дедушка Мазай и зайцы»

 

Сам поэт во время своих визитов в Карабиху останавливался в восточном флигеле. Там он и отдыхал, и работал. Там появились на свет «Русские женщины», «Мороз, красный нос», ну и известное всем еще с дошкольного возраста «Дедушка Мазай и зайцы»… Напомним, что спаситель ушастой команды не был вымышленным персонажем. Его прототип – Иван Мазайхин, приятель Некрасова, с которым они часто охотились в здешних лесах…

Как и многие усадьбы, после революции Карабиху ждали непростые времена – трудовая артель, совхоз, детский дом, санаторий… О знаменитом владельце вспомнили лишь к его юбилею – 125-летию со дня рождения. Тогда-то здесь и возник музей. На рубеже ХХ-XXI веков в Карабихе прошла серьезная реставрация, и теперь в усадьбе действует несколько экспозиций – не только постоянных, но и временных. Можно побывать в уже упомянутом Восточном флигеле, можно посетить главный дом, а также детский музей, посвященный тому самому непотопляемому деду Мазаю.

Сейчас усадьба полностью отреставрирована, обстановка, в которой жил поэт, восстановлена. Фото: cgr.su

 

В Карабихе хранятся личные вещи Некрасова, его гимназическая табель (кстати, будущий поэт в школе учился из рук вон плохо), ноты песен на его стихи, рукописи, коллекции редких книг и журналов… А еще в музее регулярно устраивают литературные конкурсы и выставки фотографий, посвященных природе здешних мест.

ГЛАВНАЯ МАСЛЕНИЦА СТРАНЫ

XXI век – эпоха, казалось бы, новейших технологий и полной компьютеризации. Возможно, именно поэтому — словно назло прогрессу, люди вновь потянулись к своим истокам, стали снова посещать храмы и всерьез интересоваться историей. Причем не глобальной – ее всем в школах и университетах преподавали, а «местной» — той, что касается разрушающихся в соседних селах церквей, дворянских усадеб… И праздников – исконных, русских, что отмечали широко и «вкусно» по всей Руси-матушки. Масленица – один из них.

Этот изначально языческий праздник оказался столь «живучим», что его не смогла искоренить ни Православная церковь, предпочтя примириться с ним, ни большевики, просто закрыв на него глаза. Наверное, даже в самой идеологически верно настроенной семье в конце зимы или начале весны вдруг начинали печь блины. Правда, не объясняя детям, что значит этот ритуал, но солнечную традицию-то берегли!

Ярославль – официальная столица Масленицы

 

И вот теперь Масленицу отмечают поистине широко – с музыкальными представлениями и гуляниями. Но все они, поверьте, меркнут по сравнению с тем, что устраивают в масленичную неделю в Ярославле. Не случайно же этот город взял себе титул еще и столицы Масленицы! Празднования начинаются здесь на день раньше, чем в других городах. А кроме того, как и должно быть столице, здесь есть резиденция Масленицы – расписной терем! И это не фантазия современных зодчих, а постройка, выполненная по дореволюционным чертежам деревянного городка, который в 1913 году поставили по случаю визита императора Николая II.

В тереме есть и кабинет из ценных пород дерева, где Масленица готовится к приходу весны, и кладовая с подарками, и гардеробная с нарядами. В главном теремном зале стоит изразцовая печь, по стенам развешаны лаковые миниатюры со сценками народных гуляний в разные масленичные дни… Между прочим, в этой торжественной атмосфере несколько лет назад государыня Масленица и Дед Мороз (тот самый, из Великого Устюга) подписали соглашение об уважении традиций, связанных со сменой времен года и о невмешательстве в дела друг друга.

Источник