Тайна авиакaтастрофы в небе Днепродзержинска

11-го августа 1979 года над Днепродзержинском произошла стрaшная катaстрофа. Крушeние терпят одновременно два самолета. Гuбнет 178 человек, среди которых все 17 игроков футбольной ташкентской команды “Пахтакор”.

Сведения о катастрофе сразу же засекречиваются. Материалы расследования долгие годы надежно спрятаны в архивах КГБ. Даже близкие родственники погибших до сих пор не знают о причинах аварии.
Футбол в нашей стране всегда занимал особое место. Некоторое время лидером являлся украинский футбол. Но вскоре появился “Пахтакор” — талантливая узбекская команда, сдвинувшая всех лидеров на задний план.

11-го августа команда вылетает в Минск для проведения матча с “Динамо”.

В 11:30 Ту-134 с бортовым номером 65735 взлетает в направлении Минска. На борту 77 пассажиров.
Двадцатью минутами ранее из Челябинска в Кишинев направляется еще один Ту-134 с бортовым номером 65816. В Воронеже он осуществляет промежуточную посадку и в 12:49 уже направляется в Кишинев. На его борту 94 человека, включая членов экипажа.

В этот день в 7:30 утра в Харьковском центре единым управлением полетов заступает на дежурство смена диспетчеров исполняющего обязанности руководителя полетов Сергеева. Дежурят два диспетчера Владимир Сумской и Николай Жуковский. По словам Сумского в этот день у них должен был лететь литерный рейс. Это рейс, которым летят высшие руководители страны. Однако в материалах дела не сказано ни слова о пассажирах этого рейса. Но вскоре после катастрофы начали распространяться слухи, что крушение произошло по вине Брежнева. Кто-то считал, что самолет с пути генсека убрали наземные службы, кто-то, что самолеты столкнули специально.

Однако, если судить по информации из советских газет, можно выяснить, что 11-го августа Леонид Ильич Брежнев находился на отдыхе в Крыму. И маловероятно, что его самолет оказался в украинском небе.
Другая версия выглядит более убедительно. По словам вдовы капитана команды, в те дни шли учения “Днепр”. В один из визитов в прокуратуру юрист Гарбус проговорился, что в прошлом году тоже был сбит самолет. Он тут же осекся. Этого было достаточно еще и потому, что дело до сих пор засекречено.

Вполне вероятно, что причиной аварии послужила ракета, выпущенная в неверном направлении. В то время на украинском полигоне проходило испытание нового оружия. Но прокуратурой и эта версия была не услышана.

Правду узнать до сих пор не предоставляется возможным, так как преобладающее количество материалов следствия все еще хранятся под грифом “Секретно”.

Старший смены Сергеев доверяет молодому диспетчеру Николаю Жуковскому наиболее напряженный юго-западный сектор. Контроль за его работой с правом вмешательства поручено опытному Сумскому. Именно Сумского будут считать главным виновным в трагедии, которая произойдет через несколько часов.

Подобная расстановка сотрудников в диспетчерской является грубым нарушением. Контролировать работу диспетчера, а тем более вмешиваться в его действия имеет право только старший смены или руководитель полетов.

В Харьковском центре управления воздушным движением были сосредоточены 14 трасс, пересекающиеся в 15 точках. За сутки это место пролетало около 700 самолетов. Появление литерного самолета грозит загруженным воздушным коридором, потому что для его полета полностью очищается воздушное пространство. Литерный рейс прошел в 12 часов по московскому времени. Приблизительно через 10-15 минут был открыт коридор.

Маршруты двух Ту-134 пересекались под прямым углом в районе Днепродзержинска. Жуковский совершает роковую ошибку, неверно нанеся в своем графике время пролета этих самолетов. Посчитав, что интервал прохождения должен составить три минуты, он дает команду ташкентскому лайнеру занять эшелон, не зная, что в это время по нему уже идет рейс в Кишинев.

На самом деле интервал прохождения точки пересечения самолетами менее одной минуты. Самолеты, находясь на одной высоте стремительно летят навстречу друг другу.

Второй ошибкой Жуковского была команда занять высоту 8400 ташкентскому самолету без проверки по радиолокатору мест расположения лайнеров. На этой же высоте летит другой Ту-134. В это время Сумской понимает, что самолеты могут столкнуться. Он в срочном порядке пытается освободить высоту 9 тысяч метров и приказывает занять ее самолету, следующему в Минск.

В последствии окажется, что минский рейс на связь не выходил и распоряжений не слышал. А в эфире был экипаж третьего самолета ИЛ-62.

Через одну минуту пять секунд после эфира в 13:35:38 два самолета, летящие со скоростью 700 км/ч сталкиваются над Украиной.

Столкновение произошло над тремя населенными пунктами: Елизаветовкой, Николаевкой и Куриловкой. Тела пассажиров вылавливали в Днепре, на проводах висели ковровые дорожки из салонов.

Первое сообщение на страницах газет появилось спустя неделю после катастрофы.

По заключению авиационно-технической экспертизы основная причина столкновения самолетов — грубое нарушение диспетчерами Жуковским и Сумским правил фразеологии и радиообмена и технологии работы диспетчера.

Однако, если более детально рассматривать материалы расследования авиационно-технической экспертизы можно обнаружить ряд несоответствий. А самое главное, нет ответа на вопрос, почему материалы уголовного дела все еще засекречены.

Народная молва связала произошедшую трагедию с двумя представителями политической элиты СССР — председателя ЦК Украины Владимира Щербицкого и лидера Узбекистана Шарафа Рашидова. О взаимной неприязни знала вся страна. Рашидов лично курировал “Пахтакор”. Победить Щербицкого на футбольном поле стало для него делом чести.

После гибели команды Рашидов приказал главе КГБ Узбекистана немедленно выяснить подробности произошедшего. Узнав, что катастрофа произошла в небе Украины он пришел в бешенство. Несомненно, поводов для неприязни между руководителями было предостаточно. Но очень сложно предположить, что украинский лидер мог быть замешан в произошедшей трагедии.

Собирать на местах крушения самолетов для похорон футболистов на родной земле было нечего. В цинковые гробы запаяли землю с места крушения и похоронили. Так хоронят разбившихся летчиков. В выданных родным погибших футболистов свидетельствах о смерти было указано, что гибель произошла вследствие несчастного случая вне производства. Помимо этого, родным и близким предписывалось воздерживаться от комментариев.

Через 11 месяцев после катастрофы состоялся суд над диспетчерами. Жуковский обвинил товарища в том, что он его не подготовил к работе и признал свою вину частично. Сумской свою вину не отрицал, а в последнем слове просил прощения у родственников погибших. Атмосфера суда была очень тяжелой. Одна из матерей, чей ребенок погиб в катастрофе, пришла на суд с топором. Суд приговорил Сумского и Жуковского к 15 годам колонии.

Возродить былую славу “Пахтакора” больше не удалось.