Тайна крейсера «Эдинбург» или как добыли «золото Сталина»

Более 30 лет тому назад золотой груз, имеющий прямое отношение к нашей стране, был поднят с борта затонувшего военного корабля.

Легкий крейсер «Эдинбург» был современным кораблем, принятым в состав британского флота лишь в июне 1939 года

Секретный груз в счет оплаты по ленд-лизу

Между тем более 30 лет тому назад золотой груз, имеющий прямое отношение к нашей стране, действительно был поднят с борта затонувшего военного корабля.

В начале Великой Отечественной войны северные морские конвои в рамках поставок по ленд-лизу везли в Мурманск из Великобритании военную технику, оружие и другие грузы, необходимые СССР. Не все знают, что был и «обратный ленд-лиз»: из Советского Союза везли ценное сырье и золото в счет оплаты военных поставок.

28 апреля 1942 года вместе с конвоем QP-11 из Мурманска в Англию вышел британский лёгкий крейсер «Эдинбург». Только старшие офицеры крейсера знали о специальном грузе, принятом на борт в Мурманске: 93 деревянных ящика, в которых содержалось 465 слитков золота общим весом в 5536 кг.

30 апреля 1942 года «Эдинбург», несколько оторвавшийся от судов каравана, был атакован немецкой подводной лодкой U-456. Крейсер получил две торпеды: одна попала в левый борт, вторая — в корму. «Эдинбург» потерял ход, но остался на плаву.

Командир «Эдинбурга» кэптен Хью Фолкнер и командующий 18-й эскадры крейсеров контр-адмирал Стюарт Бонэм-Картер на мостике крейсера, апрель 1942 года
Снимок сделан со стороны кормы «Эдинбурга», поврежденной торпедой. Виден масштаб повреждений.
Палуба «Эдинбурга» после попадания торпеды с U 456 в буквальном смысле встала на дыбы.

Затопить, чтобы не достался врагу

Корабль находился в 187 милях от Мурманска. После того как подошли два британских эсминца, было принято решение попытаться вернуться в советский порт. Однако вскоре появились немецкие эсминцы, намеревавшиеся добить «Эдинбург».

В завязавшемся бою был потоплен немецкий эсминец «Герман Шеман». Но «Эдинбург», получивший новые повреждения, окончательно потерял ход. По приказу британского командования экипаж судна перешел на другие корабли, а сам крейсер был расстрелян английскими эсминцами и пошел на дно. Такое решение было принято для того, чтобы ценный груз не достался гитлеровцам.

Золото на борту «Эдинбурга» было застраховано: на 2/3 — в Госстрахе СССР, на 1/3 — в английском Комитете по страхованию военных рисков.

В годы войны и первые послевоенные десятилетия технологий для подъема золота с борта «Эдинбурга» не существовало. Но о золотом грузе стало широко известно, и крейсер оставался в числе потенциальных целей кладоискателей.

Тральщик «Харриер» снимает команду с крейсера. Заметен крен «Эдинбурга» на левый борт.

Британский эсминец «Форсайт» — «убийца поневоле». Именно его торпеда отправила на дно «Эдинбург», положение которого было сочтено безнадежным.

Командующий 18-й эскадры крейсеров контр-адмирал Стюарт Бонэм-Картер на мостике «Эдинбурга».
После потопления крейсера Бонэм-Картер перенес свой флаг на крейсер «Тринидад», и вскоре тот тоже был потоплен. Этот момент был сразу подмечен суеверными моряками, которые с черным юмором стали называть спасательные жилеты «бонэмами».

Договор с мистером Джессопом

Сложность заключалась в том, что желающим поднять груз необходимо было договариваться и с правительством СССР, и с правительством Великобритании, ведь, помимо всего прочего, место гибели «Эдинбурга» было объявлено воинским захоронением: на его борту остались 57 погибших британских моряков.

В 1979 году британский дайвер и искатель приключений Кейт Джессоп провел экспедицию с целью более точного определения места гибели судна. Джессоп до этого не занимался подводным кладоискательством, но собрал почти всю доступную информацию по «Эдинбургу» и был убежден, что сумеет поднять ценный груз.

Кейт Джессоп был человеком коммуникабельным, открытым и добродушным. Ему удалось расположить к себе членов советской делегации, прибывшей в Великобританию на переговоры. Москва получила доклад: Джессоп не авантюрист и не шпион, с ним можно работать.

В апреле 1981 года представители СССР и Великобритании заключили договор с частной фирмой «Джессоп Марин Рикавериз». Все расходы на операцию ложились на Кейта Джессопа и его компаньонов. В случае успеха команда кладоискателя получала 45 процентов поднятого золота. Остальные 55 процентов делились между СССР и Великобританией: 2/3 — Москве, 1/3 — Лондону. Такая пропорция основывалась на размере страховых выплат сторон.

«Я нашел его! Я нашел золото!»

Работы начались 9 мая 1981 года. Спустя пять дней спасательное судно «Дамматор» обнаружило крейсер на глубине 250 м. Он лежал на дне на левом борту. После установления точного местонахождения «Эдинбурга» началась подготовка к операции по подъему золота.

В августе 1981 года в район работ отправилось судно «Стефанитурм», оснащенное оборудованием, позволяющим водолазам работать на глубинах до 400 метров.

Опытнейшие водолазы, привлеченные к операции, жили в специальных барокамерах в трюме и опускались к крейсеру попарно в особом водолазном колоколе. Такой подход позволял экономить много времени, исключая его затраты на ежедневную процедуру декомпрессии.

Операция шла трудно. Сначала выяснилось, что попасть внутрь судна через пробоины в борту не получится: это оказалось слишком опасно для водолазов. Пришлось вырезать специальное отверстие в корпусе. Затем еще десять дней ушло на расчистку завалов на пути к артиллерийскому погребу, где должны были находиться ящики с золотом.

Время шло, люди все больше уставали, а результата не было. Но однажды двадцатисемилетний водолаз из Зимбабве Джон Россье прокричал в микрофон: «Я нашел его! Я нашел золото!» На поверхность был поднят первый драгоценный слиток.

Кейт Джессоп с найденным золотом.

Большой куш

Члены экспедиции по подъему сокровищ «Эдинбурга» позируют с золотыми слитками после успешного завершения работ.

Из слоев ила и мазута на ощупь стали доставать один слиток за другим. За последующие 19 дней с борта «Эдинбурга» был поднят 431 слиток золота общим весом 5129,3 кг.

5 октября 1981 года работы были приостановлены. Окончательно испортилась погода, а водолазы, несмотря на энтузиазм, смертельно устали. Кейт Джессоп рассудил, что рисковать дальше нет смысла. Через четыре дня судно «Стефанитурм» пришло в порт Мурманск с поднятым золотом.

Это была мировая сенсация. Команде Джессопа удалось осуществить самую успешную операцию в истории подводного кладоискательства. Золото, поднятое со дна Баренцева моря, «потянуло» на 81 миллион долларов. 35 миллионов долларов было выплачено фирме Кейта Джессопа.

Уникальный экспонат

Так выглядело золото «Эдинбурга», поднятое на поверхность через 40 лет после гибели корабля.

Кладоискатель намеревался вернуться за оставшимися слитками через год. Однако вскоре британец решил переключиться на поиск затонувших испанских галеонов в Карибском море.

Контракт на дальнейшие работы был передан английской компании «Уорлтон-Уильямс». Существовала информация о том, что на «Эдинбурге» могли везти не 5, а 10 тонн золота. Впрочем, и 34 слитка золота, которые не подняли водолазы Кейта Джессопа, тоже стоили того, чтобы организовывать новую операцию.

В конечном счете экспедиция к «Эдинбургу» была проведена осенью 1986 года. Слухи о еще пяти тоннах золота не подтвердились. Добычей водолазов стали 29 слитков общим весом 345,3 кг. Найти еще пять слитков оказалось невозможным. Они так и остались где-то на дне Баренцева моря.

Один из слитков, доставшихся Советскому Союзу, сейчас находится в экспозиции Алмазного фонда России, напоминая об этой уникальной истории.

Источник