Цена победы. Финская кампания

В ноябре 1939 года началась Зимняя или Советско-финская война. Ведущие передачи «Цена победы» радиостанции «Эхо Москвы» Виталий Дымарский и Дмитрий Захаров вспоминают эти непростые страницы нашей военной истории.

В секретных протоколах, которые были подписаны наряду с пактом Молотова — Риббентропа, есть раздел, касающийся Финляндии: «В случае территориальных и политических изменений на территориях, относящихся к прибалтийским государствам (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы будет устанавливать границы влияния Германии и Советского Союза». То есть Финляндию Германия тоже отдавала в сферу влияния СССР.

Согласно официальной версии, которая существует и по сей день, речь шла о том, что нужно отодвинуть границу от Ленинграда на достаточное расстояние, чтобы обезопасить «колыбель революции». Однако не так давно в фонде секретаря ЦК ВКП (б) Жданова был обнаружен проект инструкции о деятельности коммунистов на финской территории после того, как она будет оккупирована Красной Армией. То есть речь шла о захвате Финляндии целиком

Поводом к Зимней войне стал «Майнильский инцидент»

Помимо вышеупомянутого пакта Молотова — Риббентропа на территории Карельского перешейка было создано правительство во главе с Отто Куусиненом, которое обратилось с просьбой к советскому руководству войти в Финляндию. Но, конечно, одного обращения Куусинена было мало, и 26 ноября в отношении финнов была совершена некая провокация. В 15 часов 45 минут по советской территории, по войсковой части у деревни Майнила на Выборгском шоссе было выпущено 7 снарядов. В результате было убито 4 солдата, 8 получили ранения.

Что интересно, тотчас же была создана военная комиссия, которая в тот же день, в 17.10, уже находилась на месте, и ее представители начали опрашивать солдат части об обстреле. К величайшему неудовольствию комиссии рядовые солдаты совершенно честно говорили, что снаряды летели из тыла. И история могла бы принять нежелательный характер, тем более, что финны в тот же день заявили, что надо создать совместную комиссию для расследования инцидента. Надо было все довести до такого состояния, чтобы заявить советскому народу об акте финской агрессии.

Любопытно, но сегодня известны имя и фамилия человека, который, собственно, осуществил артиллерийский налет на эту воинскую часть. Это был майор НКВД Акулевич. Он умер в 1986 году. Ему выдали несколько снарядов, пушку с артиллерийским расчетом, указали точные координаты цели, но преподнесли все так, что он якобы должен отстрелять ряд секретных боеприпасов (почему, собственно, подобным поручением и был озадачен представитель НКВД). Отстреляв все 7 снарядов, Акулевич с чувством выполненного долга, думая, что он стрелял по артиллерийскому полигону, отправился восвояси. Между тем именно он осуществил эту провокацию.

Пожары и разрушения после налета советской авиации на Хельсинки

Финские представители и в Ленинграде, и в Москве пытались донести до советского руководства призывы о создании совместной комиссии для расследования. Дело в том, что когда снаряд разрывается, осколки летят не по кругу, а по эллипсовидной траектории. То есть по тому, как распределились осколки, достаточно четко можно определить, откуда снаряд был пущен. Естественно, Москве подобное расследование было абсолютно не нужно. И 28 ноября Молотов вручил финскому посланнику советское заявление, в котором говорилось, что «отрицание со стороны правительства Финляндии факта возмутительного артиллерийского обстрела финскими войсками советских войск, повлекшего за собой жертвы, не может быть объяснено иначе, как желанием ввести в заблуждение общественное мнение и поиздеваться над жертвами обстрела».

А 30 ноября без объявления войны части Красной Армии пересекли советско-финляндскую границу. Начались боевые действия, которые вошли в историю под названием Зимняя война.

Можно назвать имена четырех «героев», которые, собственно, начали Советско-финскую войну. Перед ними стояла задача приблизительно такая же, как у Бруно Диллеи в польской кампании: им нужно было сохранить мост, чтобы по нему прошли наши танки. Это были рядовые Горбунов, Лебедев и Снисирь, а также старшина наряда сержант Миненко. Они незаметно подкрались к финским пограничникам на другой стороне моста, закидали их гранатами и расстреляли. Мост был заминирован финнами, к зарядам тянулись провода, но сержант Миненко их перерезал

Генерал Эстерман: «Так воевать, как воевали русские командиры, нельзя»

Согласно оперативным планам командования Рабоче-крестьянской Красной Армии война с Финляндией должна была продлиться максимум две недели. К этому сроку советские войска должны были выйти на рубеж Хельсинки — Тампере — Оулу — Кеми, что означало захват до 80% территории Финляндии и ее, соответственно, капитуляцию. Таким образом, за две недели, согласно планам Красной Армии, Финляндия должна была быть фактически оккупирована.

Эти планы на первый взгляд казались вполне выполнимыми, учитывая то соотношение сил, которое было к началу войны. Ведь все население маленькой Финляндии было 3 миллиона 700 тысяч человек, примерно раз в 50 меньше, чем население Советского Союза.

В боевых действиях было задействовано 14% населения Финляндии. Учитывая малочисленность населения маленькой страны, максимальные мобилизационные возможности Финляндии составляли 400 тысяч человек.

По пехотным дивизиям Советский Союз превосходил Финляндию в 3 раза, по танкам — в 80 раз, по артиллерии — в 5 раз, по кораблям — в 8 раз и по самолетам — в 5 раз.

Проволочные заграждения на «линии Маннергейма». Автор фото: Николай Янов

То есть у финнов было 15 пехотных дивизий, 7 бригад, 29 кораблей, и общая численность войск составляла 337 тысяч человек. Еще были добровольцы (порядка 110 тысяч человек) и небольшой добровольческий корпус интернационалистов — шведов, норвежцев и датчан — 11 тысяч человек. 16 стран поставляли оружие и боеприпасы Финляндии. Сколько же было танков у финнов? 60. Самолетов было 270. 900 орудий и 29 боевых кораблей.

Чем располагал Советский Союз? Это были шесть армий: 7-я, 8-я, 9-я, 13-я, 14-я и 15-я. В общей сложности в них было 916 тысяч человек, 52 пехотных дивизии, 5 танковых бригад, 16 артиллерийских полков и несколько отдельных полков и бригад связи инженерного обеспечения. Соответственно, было где-то 11 тысяч 300 орудий, около 3 тысяч танков и 3 тысячи 253 боевых самолета. В общем, группировка весьма и весьма значительная, которая могла, казалось бы, действительно в двухнедельный срок решить задачу. Но было одно «но», которое называлось «линия Маннергейма».

Да, но еще до того, как наши войска в нее уперлись, начались воздушные бои. Бомбардировкам подверглись и Хельсинки, и Миккели, в котором располагалась штаб-квартира Маннергейма, и город, где стоял штаб генерала Эстермана, командующего войсками, который оборонял «линию Маннергейма», аэродромы базирования истребительной авиации.

Первый в истории Финляндии воздушный бой финские истребители приняли 1 декабря. Первая победа была записана за лейтенантом Лууканеном, который сбил наш СБ-2. Всего же за первый месяц боев финские летчики записали на свой счет 36 сбитых советских самолетов.

Вообще, общая цифра наших потерь в воздухе была весьма и весьма впечатляющей. Мы потеряли порядка 600 самолетов в боях с весьма малочисленной финской авиацией. Причем, что интересно, больше половины машин было потеряно в боях, а другая — в результате катастроф, которые происходили в силу невысокой квалификации пилотов.

Четверть советских танков сгорела от «коктейля Молотова»

Итак, «линия Маннергейма». С военной точки зрения она представляла собой укрепленный, оборонительный район шириной примерно 135 километров и глубиной 90 километров. Шла линия от Финского залива до юго-западного берега Ладожского озера. Основу укрепленного района составляли 160 связанных друг с другом бетонных сооружений.

Старший инструктор бельгийской «линии Мажино» генерал Баду, работавший техническим советником Маннергейма, писал: «Величайшую крепость линии Маннергейма придают сделанные в граните противотанковые препятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулеметные и орудийные гнезда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожалели бетона».

Вот такая мощнейшая линия обороны, в которую через некоторое время после нападения уперлась Красная Армия.

На один километр «линии Маннергейма» приходилось 500 метров колючей проволоки, 500 метров лесных завалов, 900 метров минных полей и так далее. То есть были места, где колючая противопехотная проволока была натянута в 70 рядов. Как преодолеть такое препятствие?

Таким образом, советские планы оккупировать Финляндию за две недели провалились. К десятому дню наступления вместо запланированных 200 — 250 километров части Красной Армии преодолели где-то 50 — 70 километров.

Советские командиры на захваченном ДОТе «линии Маннергейма». Автор фото: Виктор Темин

Советские газеты, радио сообщали, что только плохая погода мешает быстрому продвижению частей Красной Армии. Судя по свидетельствам, морозы действительно стояли страшные.

Надо сказать, что еще в октябре начальник Генштаба Шапошников предупреждал, что финская армия, несмотря на свою малочисленность, очень хорошо обучена, достаточно хорошо для такой численности вооружена и, что самое главное, прекрасно экипирована для ведения боевых действий в зимних условиях. А когда началась финская кампания, кто-то из наших «гениальных» военных стратегов придумал, что перед тем, как солдаты бросаются в бой, у них надо забирать шинели, потому что если у солдата не забрать шинель, он уляжется на снег, долежит до темноты и потом благополучно поползет обратно к себе в окоп. Таким образом, люди шли в бой только в одних гимнастерках. Так продолжалось фактически до наступления 1940 года. Соответственно, даже если человек был ранен, он умирал зачастую не от того, что потерял много крови, а просто потому, что замерзал.

Финский генерал Эстерман писал: «У нас сложилось впечатление, что русские командиры командовали иностранным легионом, а не соотечественниками. Так воевать, как воевали они, нельзя».

К концу декабря стало ясно, что бесплодные попытки продолжить наступление ни к чему не приведут. На фронте наступило относительное затишье. В течение всего января и начала февраля шло усиление войск, пополнение материальных запасов, переформирование частей и соединений.

Еще раз отметим, что финская армия была действительно хорошо подготовлена. В одном из кабаков Турку до сих пор висит бронзовая табличка с фамилиями трех официантов и повара, которые ушли воевать на Зимнюю войну. В общей сложности эти четыре финна застрелили 92 красноармейца.

Неприятным сюрпризом оказалось и массовое применение финнами против советских танков бутылок с зажигательной смесью, прозванных впоследствии «коктейлем Молотова». За три месяца войны финской промышленностью было выпущено свыше полумиллиона таких бутылок.

Финляндии Зимняя война стоила жизней 23 тысяч 542 солдат

После жестоких боев стороны все же пришли к подписанию мира.

Заключение мира с советской стороны было вызвано осознанием факта, что попытка насильственной советизации Финляндии натолкнется на массовое сопротивление финского населения и опасностью англо-французской интервенции в помощь финнам.

По итогам войны спорным остался вопрос потерь. Финны подсчитали каждого человека. Их потери составили 23 тысячи 542 человека убитыми. Все известны пофамильно и поименно. В августе 1940 года в Москве было заявлено, что в войне с Финляндией мы потеряли всего 48 тысяч. Это неверно. Тогда появилась следующая цифра, которая была составлена в Генеральном штабе — 72 тысяч убитых и 17 тысяч пропавших без вести. И это тоже не так. В более поздних публикациях появилась цифра 130 тысяч, что тоже неправда. Несколько позже в закрытых источниках появилась цифра 340 тысяч. Это тоже далеко от правды, поскольку это только те, кто умер от ран и обморожений. А убитых и пропавших без вести было порядка 200 тысяч человек.

Вот такая печальная статистика и печальная война, которую поэт Твардовский назвал «незнаменитой».

Источник