В столицу ввели танки: как происходила спецоперация по арeсту Берии

Лаврентий Берия – очень неоднозначная фигура в русской истории. Родившись на окраине тогда еще Российской Империи в семье бедных мегрельских крестьян, он через пару десятилетий стал одним из самых могущественных людей в Советском Союзе.

Под его руководством были проведены операции не только по устранению политических противников, например, Льва Троцкого, но и по переселению целых народов. Многовековой быт жителей Кавказа и приграничных регионов был практически уничтожен одним лишь росчерком пера под соответствующим приказом. В то же время, Берии СССР обязан появлением своей ядерной программы. Именно он курировал эту область, столь важную для поддержания статуса страны-победителя и сохранения стратегического баланса сил в мире. Казалось, для этого человека не было ничего невозможного, настолько ревностно оберегала его Фортуна.

Однако все закончилось в 1953 году, когда Берия был арестован, лишен всех наград и званий и расстрелян. Жупел революции, пусть и с многолетним опозданием, настиг и своего самого ревностного апостола. Верховный суд Российской Федерации, пересмотрев дело Берии в 1991 году, счел его не подлежащим реабилитации. Тем не менее, тогда все могло сложиться иначе, ведь во время подготовки ареста министра внутренних дел СССР обсуждался не только ввод танков, но и возможность поддержки с воздуха.

Тайны московского двора

Несмотря на рассекреченные во время Перестройки архивы, до сих пор нет ясности в вопросе о том, кто же все-таки проводил операцию по аресту Лаврентия Берии. Одни источники называют руководителем ареста маршала Жукова, другие – генерал-майора Москаленко. По одним сведениям, приказ исходил от Хрущева, по другим – от Маленкова, основных соперников Берии в борьбе за пост генерального секретаря. Свою версию предлагает и сын опального Берии – Серго.

По его мнению, никакого ареста, официального предъявления обвинений и исполнения приговора вообще не было, а министра просто застрелили в собственном доме. Тем не менее, на основании имеющихся сведений можно попробовать воссоздать реальную картину событий того холодного лета 1953 года.

После смерти Сталина Берия получил доселе невиданную власть, став начальником МВД СССР. Одновременно с этим, вероятно, для поднятия своей популярности, новоиспеченный министр начал проводить реформы, своего рода либерализацию: инициировал пересмотр ряда спорных дел («дело врачей», депортация народов), реабилитировал ряд репрессированных партийцев, провел амнистию заключенных. Последний проект хоть и имел положительные моменты, привел к мгновенному росту преступности.

Амбиции Берии не могли не заметить другие потенциальные кандидаты на место Иосифа Сталина – Хрущев и Маленков. К тому же стало известно, что министр МВД уже давно «копает» под конкурентов, биография которых была тоже не самой безупречной, а настоящая роль в сталинских репрессиях и до сих пор неизвестна широкой публике.

Решив действовать превентивно, Маленков и Хрущев припомнили еще более старые грехи Берии, а именно его деятельность в Закавказье в 1920-х годах. В то время он работал на контрразведку «буржуазной» Азербайджанской Демократической Республики, просуществовавшей около 2 лет не без поддержки Великобритании. К классическому обвинению в ревизионизме и организации антисоветского заговора прибавился и шпионаж в пользу Британской разведки.

Танки в столице

По воспоминаниям М. С. Смиртюкова, члена Совета Министров СССР, все обвинения были лишь предлогом для ареста опасного конкурента. Для Маленкова и Хрущева любое промедление было действительно подобно смерти. А арест столь верного сталинским заветам человека требовал не только серьезного повода, но и решительных мер.

В день ареста 26 июня в Москве неожиданно появились танки. Около трех сотен машин Кантемировской и Таманской дивизий заняли назначенные позиции, чтобы заблокировать ключевые районы города, а также подконтрольную Берии дивизию имени Дзержинского. Как уже было упомянуто выше, серьезно обсуждался вопрос о применении авиации — 56-я бомбардировочная дивизия была наготове. Заговорщики не исключали даже бомбардировку города в случае сопротивления верных Берии частей.

Подготовив таким образом город, группа высокопоставленных военных во главе с Жуковым прибыла на заседание Президиума ЦК КПСС. В это время Хрущев уже огласил Берии список обвинений, предложив другим членам ЦК снять провинившегося министра со всех должностей и постов.

Оправдывающегося Берию в наручниках вывели из кабинета, а затем под покровом ночи вывезли из Кремля в штаб Московского военного округа. Там опальный министр провел практически полгода и был расстрелян 23 декабря. Эта же участь постигла и так называемую «банду Берии» — шесть его ближайших соратников. Вопреки опасениям Хрущева и Маленкова, операция прошла тихо и практически незаметно для жителей Москвы. Во всяком случае, обстреливать Кремль из танков не пришлось.

Источник