Взятие Эрзерума: кавказский триумф русского oружия

16 февраля 1916 года Кавказская армuя генерала Юденича захватила считавшуюся нeприступной турецкую крепость

Кампания 1916 года ознаменовалась для России, участвовавшей в Первой мировой войне на стороне Антанты, несколькими крупными военными достижениями. Летом на Юго-Западном фронте состоялся знаменитый Брусиловский прорыв, а почти за полгода до того, в течение января-февраля, Кавказская армия сумела взять считавшуюся неприступной турецкую крепость Эрзерум. Эта операция стала одной из самых знаменитых в военной карьере генерала от инфантерии Николая Юденича и принесла ему заслуженную награду — орден Святого Георгия 2-й степени.

Эрзерум. Вид на базар и цитадель. Фотография из журнала «Нива», №11 за 1916 год

Успеть раньше турок

Успехи русского Кавказского фронта, наступавшего со стороны Закавказья через Армянское нагорье, не шли ни в какое сравнение с теми трудностями, которые в течение 1915 года испытывали воевавшие с Османской Портой союзники по Антанте. В конце года им пришлось эвакуировать остатки Галлиполийского десанта, так и не сумевшего захватить проливы и обеспечить свободное плавание через них. И это позволило турецкому командованию высвободить существенные силы, которые решено было перебросить частично в Персию, против англичан, а частично — под Эрзерум, чтобы попробовать переломить ход боевых действий, складывавшийся неудачно для турок.

В то же самое время командующий Кавказской армией генерал Юденич хорошо понимал, что такое усиление турок может привести если не к перелому ситуации, то к ее существенному осложнению. Чтобы не допустить этого, требовалось нанести по турецкой 3-й армии — главному противнику русских войск на Кавказском фронте — удар, который причинил бы османам наибольшие неприятности. Это могло случиться лишь в одном случае: если бы турки потеряли крепость Эрзерум и весь опирающийся на нее укрепленный район. Эрзерум к тому времени превратился в ключевой узел обороны, управления и снабжения 3-й армии, и его захват не только лишал ее опоры, но и открывал русским войскам путь на юго-запад, к Анатолии. И упускать эту возможность генерал Юденич не собирался. Взятие Эрзерума.

Одно из орудий, оставленных турками на форту Меджидие. Фотография из журнала «Нива», №11 за 1916 год

Как успокоить противника

План по окружению и взятию Эрзерума во многом был основан на элементе неожиданности. По сведениям русской разведки, турецкое командование было совершенно уверено, что Кавказская армия не станет вести боевые действия в разгар зимы, при сильных морозах и в глубоком снегу. О том, насколько велика была эта уверенность, можно судить по одному факту: когда русские войска уже начали подготовку к Эрзерумской операции, командующий 3-й турецкой армией Махмуд Камиль-паша вместе со своим начальником штаба, немецким полковником Вильгельмом фон Гюзе, оставили крепость и отправились в отпуск.

Чтобы поддержать и укрепить ожидания турок, генерал Юденич распорядился провести массированную кампанию по дезинформации, одновременно изо всех сил скрывая подготовку армии к будущему наступлению на Эрзерум. В частях, противостоящих туркам, во всю шла подготовка к Рождеству и Новому году (как этого и ожидал противник), повсюду шли разговоры о том, что со дня на день офицерам начнут давать отпуска и разрешат приехать женам тех, кто останется на позициях. Начались даже демонстративные отводы отдельных батальонов в тыл — но только днем, на виду у турецких наблюдателей, а под покровом ночи подразделения возвращались. В неведении относительно планов генерала Юденича оставалась даже Ставка Верховного главнокомандования: там не одобряли идеию воевать в зимних условиях и вряд ли дали бы согласие на проведение январского наступления на Эрзерум. А чтобы эта информация не просочилась наверх случайно, даже старшие начальники, хотя и догадывавшиеся, что им предстоит, узнали о своих задачах и направлениях ударов за считанные часы до начала операции.

Атака одного из фортов крепости Эрзерум. Рисунок участника штурма

Ставка на штурмовые отряды

Первые удары Кавказская армия нанесла 28 декабря 1915 года (9 января 1916 года по н. ст.) по так называемой Кеприкейской позиции и крепости Гасан-кала — они прикрывали путь в тыл Эрзеруму. Через десять дней был взят Кеприкей, еще через десять — Гасан-кала. Но это был лишь первый этап операции, относительно легкий по сравнению с тем, что предстояло сделать дальше. Отступившие турецкие войска пополнили гарнизон Эрзерума, и, хотя они были расстроены и деморализованы, рассчитывать на сломленность всех остальных защитников крепости не приходилось.

К тому же был уже утрачен фактор внезапности, и нельзя было ждать, что эрзерумские стены падут, если по ним нанести удар с марша. Невозможно было и по-настоящему осадить эту крепость, незадолго до войны укрепленную немецкими инженерами и имевшую прекрасное прикрытие в виде нескольких оборонительных рубежей, расположенных в почти неприступных горах. Оставалось одно: тщательно готовиться к штурму, отдалив его настолько, чтобы противник перестал ожидать нападения со дня на день, а русские войска не успели расслабиться. Для этого подразделения, которым предстояло штурмовать Эрзерум, ежедневно проводили тренировки на похожих горах в окрестностях своего расположения. Главной задачей было отработать тактику штурмовых отрядов.

Это новшество было придумано самим Николаем Юденичем. Такие отряды состояли из пехоты, которой были приданы артиллерия и саперы, что позволяло оперативно «вскрывать» турецкие позиции (много позже такую же тактику будут применять советские войска в ходе городских боев Великой Отечественной войны). А чтобы штурмующие точно представляли себе схему обороны противника, над Эрзерумом несколько дней кружили аэропланы, зарисовывавшие и фотографировавшие турецкие позиции, причем выполнение этих заданий курировал сам генерал Юденич.

Пленные турецкие офицеры после взятия крепости Эрзерум, февраль 1916 года

Невидимая атака

На подготовку ушли почти две недели, и на исходе января решено было начинать операцию. О том, как именно командующий Кавказской армией сообщил своему штабу и командирам корпусов о начале наступления, рассказывал в своих воспоминаниях тогдашний исполняющий дела начальника штаба 4-й Кавказской стрелковой дивизии подполковник Георгий Квинитадзе. По его словам, собрав своих офицеров, генерал Юденич сказал: «Получили мой приказ о штурме Эрзерума? Так вот назначаю часом начала атаки 8 часов вечера 28-го января» (10 февраля по н. ст.).

В ответ генералы начали просить об отсрочке начала наступления — и получили в свое распоряжение еще сутки. Дальше откладывать операцию было опасно: во-первых, из-за риска, что о начале атаки станет известно противнику, а во-вторых, из-за того, что в Эрзеруме со дня на день ждали подкрепления. Расчеты командования Кавказской армии полностью оправдались: турки никак не ждали, что русские пойдут на штурм через глубокий снег, в метель. Но именно в таких условиях и началась атака эрзерумских укреплений. Ей предшествовала девятичасовая артподготовка с применением тяжелой артиллерии — 29 гаубиц и 16 мортир калибра 152 мм, подтянутых к Эрзеруму, а затем в двенадцатом часу вечера вперед пошли штурмовые отряды.

Летящий в лицо снег, ночная темнота и белые маскхалаты, которые надели русские солдаты и офицеры, сделали огонь обороняющихся практически безрезультатным. За первые двое суток удалось взломать оборону турок на северном фланге, а 14 февраля (н. ст.) захватили форт Тафта. В прорыв тут же была введена кавалерия, а часть соединений Кавказской армии скорым маршем двинулась дальше на запад, чтобы перерезать все коммуникации, связывавшие Эрзерум с Анатолией.

Пленные турецкие солдаты под Эрзерумом, февраль 1916 года

 Оставленная крепость

15 февраля один из пилотов-разведчиков Кавказской армии вернулся со срочным донесением: в Эрзеруме началась эвакуация! Упускать момент было никак нельзя, и генерал Юденич отдал приказ атаковать противника по всему фронту. Русские солдаты врывались в укрепления буквально на плечах оставлявших их турок, усугубляя и без того сильную панику, и вскоре отступление превратилось в бегство. Так что утром следующего дня авангард русских войск, который составляли казаки, вошел в крепость, а с противоположной стороны ее покидали последние защитники.

Падение Эрзерума стало прологом к разгрому 3-й турецкой армии, который завершился через два месяца взятием Трапезунда. За время Эрзерумской операции русские войска из 150 тысяч штыков и 28,5 тысячи сабель (при 375 орудиях, 450 пулеметах и 20 самолетах) потеряли всего около 2300 человек убитыми и свыше 14 тысяч ранеными, обмороженными и контуженными. Потери турок были существенно выше: из 135 тысяч штыков и сабель (при 122 полевых орудиях и 400 крепостных орудиях) около 79 тысяч человек были убиты и ранены, из них около 40 тысяч пришлось на штурм Эрзерума, 13 тысяч были взяты в плен, захвачено 325 орудий.

Георгиевские кавалеры — участники штурма Эрзерума — демонстрируют императору Николаю II девять турецких знамен, захваченных в крепости. 27 февраля (12 марта н.ст.) 1916 года, Петроград

К концу весны 1916 года Кавказская армия продвинулась на 120-150 километров вглубь Турции, войдя в восточную Анатолию. Создалась угроза Анкаре. К осени турецкая территория, оказавшаяся в руках русской армии, увеличилась еще больше — но это было последним достижением. Зима 1916-1917 годов прошла в условиях позиционного затишья, а затем бурные революционные события в России привели к развалу армии, что позволило туркам в следующие несколько лет вернуть себе не только свои потерянные земли, но и часть тех, которые принадлежали Российской империи.

Источник