Зaхват Улан-Батора. Тактика Унгерна

У барона Романа Унгерн-Штернберга, предками которого были балтийские немцы, была мечта. Мечтал он возродить великую империю Чингисхана и проскакать по Европе во главе монгольских всадников. Но для этого нужно было стать повелителем Монголии. А чтобы им стать, требовалось захватить город Угру.

Если бы не успешное взятие Угры, так и остался бы генерал Унгерн обычным полевым командиром, коих было большое количество, а не загадочной личностью, вызывающей интерес историков, исследующих время Гражданской войны. После одержанной им победы барон Унгерн стал для буддистов воплощением божества Махагалы — безжалостного хранителя веры.

Урга

Улан-Батор, столица современной Монголии, насчитывает полтора миллиона жителей. Город достаточно современен, сохранив, тем не менее, древние традиции кочевников. В начале XX века он еще носил название Угра, в переводе с монгольского означающее “дворец”. На тот момент Монголия являлась теократическим государством, поэтому правителем страны по закону был ее духовный глава.

Резиденция Богдо-хана, главного буддиста Монголии, располагалась в Угре.

В 1919 году число жителей города насчитывало всего сто тысяч. Преобладающей их частью являлись китайцы — 70 тысяч. Монголов насчитывалось около 30-ти тысяч, из них 20 тысяч были священнослужителями. Также в состав населения входили русские (приблизительно три тысячи человек) и малочисленная еврейская колония. После того, как свершилась Октябрьская революция, и Угру занял китайский корпус из 10-ти тысяч солдат, Монголия перестала быть независимым государством.

Первая попытка Унгерна освободить город от китайцев не увенчалась успехом. Пополнив за несколько месяцев свою армию воинами из степных народов, он предпринимает еще одну попытку захватить Угру.

Психологическое давление

Азиатская конная дивизия под командованием Унгерна расположилась в окрестностях Угры в декабре 1920 года. Многонациональное войско насчитывало всего полторы тысячи воинов и было вооружено только 12-ю пулеметами и четырьмя орудиями.

При этом, атакующая армия была достаточно сплоченной, благодаря царившей в ней жесткой дисциплине и страху, который внушал своим солдатам командир.

Город же вовсю готовился к осаде. Ряды десяти тысяч солдат пополнились пятитысячным ополчением, сформированным из жителей города. Для обороны было подготовлено восемнадцать пушек и семьдесят два пулемета. В самом городе были созданы опорные пункты, а вокруг города выкопаны окопы.

Тем временем, барон не спешил атаковать Ургу. За два месяца ожидания город буквально пропитался страхом перед ним. В это время китайские военачальники зачем-то арестовывают Богдо-хана. Это возмущает монгольскую часть населения города и еще более снижает уже и так достаточно ослабленный боевой дух китайских воинов. Генералам из-за страха перед личностью Унгерна, царящего в рядах китайцев, так и не удалось вывести на сражение за пределами города свои войска, в пятнадцать раз большие, чем войско противника.

Страх начал постепенно перерастать в ужас, когда барон, одевшись в монгольские одежды желтого цвета, восседавший на белоснежном коне, пробрался в город. Направившись во двор наместника Китая, он ударил плетью заснувшего часового и невозмутимо уехал со двора. Отправленные вдогонку солдаты вернулись ни с чем — Унгерн как будто испарился из города.

Битва за Угру

В последний день января тибетцами была осуществлена хитрая, просчитанная до мельчайших деталей, операция по освобождению Богдо-хана. С этого дня китайское войско не покидал суеверный страх.
Перед планируемой атакой, Унгерн приказал ночью развести большое количество костров на сопках вокруг города, где в молодости скрывался от врагов Чингисхан. Китайцы, конечно, решили, что к противникам прибыло подкрепление. Хитрость была стара как мир, но она сработала.

Второго февраля одновременно с рассветом небольшой отряд из двухсот человек, состоящий из башкир и казаков, напал на китайский квартал Маймачен. Когда выделенные каждому солдату 10 патронов закончились, они перешли к боям на саблях. Во время этого отвлекающего маневра с юга на квартал напали 900 конных воинов под командованием генерала Б. Резухина. Кривые улицы не позволяли вести бой на лошадях, поэтому кавалерии пришлось пешими продолжать сражаться.

Военачальник китайцев, сбежав, укрылся в городе, а гарнизонные части оборонялись, укрывшись в домах и храмах. К китайцам на помощь подоспели мирные жители, некоторые из которых стреляли даже из луков.

После захвата китайского квартала, казаки, захватив восточный район города, освободили из расположенной в нем тюрьмы погибающих там от холода русских колонистов. Потом Унгерн скажет, что одной из главных целей похода было освобождение русских.

Солдаты Унгерна продвигались все глубже в город, и к ночи 2-го февраля бои стихли.

Утром 4-го февраля город был сдан. Победителям в качестве трофеев досталось 5 тысяч винтовок, около 15 орудий, продукты и деньги, которые хранились в двух банках.

Когда победа была одержана, барон начал громить евреев, что повлекло за собой гибель 50-ти человек.

Монголия снова была независимой, Богдо-хан пожаловал Унгерну титул. И, хотя, он был чисто формальным, тем не менее, авторитет Унгерна среди населения стал невероятным.