Заковыристый почерк Льва Толстого: хуже, чем у врача

Не все талантливые люди обладают идеальным почерком.

Лев Толстой известен как мыслитель, философ, учитель жизни. Он является классиком мировой литературы, автором первого романа-эпопеи.

Благодаря ему появилось толстовство, философско-религиозное направление. Великий писатель оставил девяносто томов творчества, куда входят публицистические и художественные произведения, дневники, заметки и письма. Он стал обладателем Нобелевской премии мира. Был неоднократно номинирован в литературе на Нобелевскую премию.

Софья Андреевна и великий писатель

Не все знают, что у Толстого был заковыристый почерк, разобрать который очень сложно. Только благодаря трудам Софьи, нам представилась возможность читать произведения легендарного автора.
Рукописный текст Толстого содержал множество непонятных обозначений, зачеркиваний. Понять, что имел в виду автор, могла только Софья Андреевна, которая всесторонне помогала мужу. Ей не раз пришлось переписать «Войну и мир». Не каждый из нас смог дочитать роман-эпопею Толстого, сложно представить, как приходилось жене писателя.

Существует наука, которая изучает почерк людей, называется она графология. Считается, что по особенностям почерка, можно понять характер человека. Он показывает эмоциональное состояние, индивидуальные особенности, существующие страхи, и даже то, насколько человек честный.

Считается, что почерк настолько индивидуален, что может рассказать многое, даже то, чего не поведает его обладатель. Действительно хороших специалистов в графологии очень мало.

С этим связана комичная история, произошедшая с писателем. Однажды его почерк, как один из образцов, взялся анализировать Чезаре Ломброзо, специалист в психиатрии. Он пришел к выводу, что обладатель кривого почерка – представительница женского пола, легкого поведения, страдающая психопатией.

Лев Толстой встретился с доктором Ломброзо. Они обсуждали многие моменты, но к единому мнению по большинству из них не пришли.

Чезаре Ломброзо

«Мне было сложно с ним общаться, я видел раздражительность и нетерпимость, особенно в некоторых вопросах, которые мне близки. Не удалось мне убедить Льва Толстого в мнении о прирожденных преступниках. Он категорически отрицал эту теорию. Между нами была стена непонимания.

Прежде всего, разногласия возникали в праве общества наказывать преступников. Он считал, что ни уголовное право ни какая другая теория не объясняют это. Спустя некоторое время, я прочитал «Воскресение», и понял, что все мои усилия были напрасны – писал Ламброзо».

Лев Толстой

Сам писатель был краток, оставляя записи о прошедшей встрече:

«1897 год 15 августа. Я работаю в Ясной Поляне. Говорил с Ломброзо, старик весьма наивен и ограничен».