Зарубежные режиссёры и актёры о своих любимых советских фильмах

Какой советский фильм Антонио Бандерас знает наизусть, над какой картиной о вoйне плакал Том Хэнкс, какие фильмы «перепахали» Скорсезе и Копполу, какого советского киногероя с детства полюбил Тарантино.

Том Хэнкс — «Летят журавли» (1957)

В интервью журналу Eclectic Том Хэнкс рассказал, какое впечатление на него произвёл фильм Михаил Калатозова «Летят журавли», который он посмотрел совершенно случайно: «Я был дома один и стал смотреть советский фильм 1957 года «Летят журавли». Я плакал, когда смотрел сцену возвращения солдат с фронта в вагонах, которые тянул паровоз с серпом и молотом. Представляешь, меня это тронуло!»

Стивен Спилберг — «Летят журавли» (1957)

«Летят журавли» особенный фильм для Стивена Спилберга. В интервью «Известиям» в 1994 году он так отзывался о фильме: «Один из моих самых любимых русских фильмов – “Летят журавли”. Одно из великих качеств российского кино – мастерство в показе чего-то малого, глубоко личного, на фоне невероятной, огромной деятельности вокруг.

Русские рассказывают историю одной любви, но окружают её тысячами человек, лошадьми, артиллерией, взрывы сотрясают воздух. И просто интересно, как выстраивается этот баланс между интимным и сюрреалистическим, который есть, к примеру, в работах Эйзенштейна. И вот ещё: когда я вспоминаю русские фильмы, первое, что приходит мне в голову, – это даже не столько простор и зрелищность, сколько – поцелуи.

Русские делают великие поцелуи в кино… Это пролётка у крыльца… Это иконная образность. И великие кадры, когда летят журавли, и крики в небе. Малая частность, но всегда окружённая простором, огромными армиями и всем тем чрезвычайным, огромным, что и мне так нравится делать в кино».

Кстати, предки Спилберга эмигрировали в Америку из Украины, его родители, родившиеся уже в США, свободно говорили на русском, а сам режиссёр в интервью «Комсомольской правде», отвечая на вопрос о русских злодеях в «Индиане Джонсе» сказал: «Во-первых, я сам русский».

Клод Лелуш — «Летят журавли» (1957)

Французский классик Клод Лелуш («Мужчина и женщина») признавался, что «заболел» кино благодаря фильму Калатозова: «Посмотрев «Летят журавли», один из самых совершенных фильмов в истории кино, я решил стать режиссером».

Мартин Скорсезе — «Я — Куба» (1964)

В 1990-х Мартин Скорсезе и Фрэнсис Форд Коппола впервые открыли для себя картины Михаила Калатозова «Я — Куба» и «Неотправленное письмо». Фильмы им безумно понравился, и они решили познакомить с ними американских зрителей. Корифеи американского кино проспонсировали реставрацию лент и их ограниченный показ в США. Скорсезе говорил, что ему было легче снимать кино, если бы он увидел картину на заре своей кинокарьеры, да и голливудское кино было бы другим:

«Если бы эту картину мир увидел сорок лет назад, кино сегодня было бы совсем другим». Благодаря Копполе и Скорсезе два шедевра Калатозова оказали большое влияние на новое поколение американских кинематографистов. Известно, что Райан Джонсон устроил показ «Неотправленного письма» съёмочной группе «Последних джедаев», чтобы они прониклись духом картины, а заставка мультсериала «Конь Боджек» цитирует фильм «Я — Куба».

Пол Томас Андерсон — «Я — Куба» (1964)

Пол Томас Андерсон («Нефть», «Призрачная нить») тоже цитировал картину «Я — Куба». Он называет её одним из своих любимых фильмов: «Вряд ли я могу объяснить, о чем этот фильм. В нем есть девушка, история любви и так далее. Все просто в смысле сюжета. Но так бесподобно красиво в плане постановки и круто в плане съёмки.

Представляю, как авторы выдумывали все эти безумные кадры. Фильм снят широкоугольным 10-мм объективом длинными кадрами. Кадр с погружением под воду из «Ночей в стиле буги» я позаимствовал именно отсюда. Здесь столько оригинальных технических вещей. И во время просмотра ты буквально чувствуешь, с каким удовольствием авторы занимались экспериментами и изобретением нового на съемках».

Фрэнсис Форд Коппола — «Броненосец «Потёмкин» (1925)

Коппола большой поклонник Калатозова, но его первое сильное кинопотрясение связано с «Броненосцем «Потёмкиным» Сергея Эйзенштейна: «Это был чёрно-белый немой фильм, но иногда казалось, что с экрана слышны винтовочные залпы. Я понял в тот день, чем буду заниматься». Особенно его поразил монтаж Эйзенштейна: «Самое привлекательное в кино — это возможность монтировать. Когда ты составляешь в некоем порядке самые необычные, самые волнующие кадры, начинаешь ощущать себя алхимиком, колдуном».

Режиссёр «Крёстного отца» и «Апокалипсиса сегодня» неоднократно признавался в любви не только Эйзенштейну и Калатозову, но и русской культуре вообще: «Я большой поклонник не только русской литературы: Достоевский, Пушкин, Чехов, Тургенев, Толстой — но и русской музыки. Я люблю русскую музыку и русский театр, я поклонник русской традиции, которую принесла миру эта часть света».

Шон Пенн — «Иди и смотри» (1985)

На Шона Пенна («Я — Сэм», «Игра») большое впечатление произвёл фильм Элема Климова «Иди и смотри»: «Увиденное навсегда останется со мной. Это не только кинематографический шедевр, но и одно из наиболее полных выражений идей гуманизма».

Стивен Спилберг тоже считает «Иди и смотри» одним из величайших в истории фильмов о войне. Известно, что он устраивал специальные показы фильма Климова для съёмочной группы перед съёмками «Списка Шиндлера» и «Спасти рядового Райана».

Антонио Бандерас — «Иди и смотри» (1985)

В интервью российскому кинокритику Андрею Плахову для газеты «Коммерсантъ» в 2010 году Антонио Бандерас рассказал о своём отношении к «Иди и смотри»: «Могу пересказать по кадрам “Иди и смотри” Элема Климова. Я увидел его в 1984 году, и он остался лучшим фильмом о войне за всю мою жизнь. Мальчик, входящий в дом, хозяев которого истребили нацисты, повсюду оставшиеся следы мирной жизни. Об этом разорённом гнезде я вспомнил, когда смотрел “Сталкера” Андрея Тарковского: тот же кошмар неприкаянности. Хотя и без войны. Герой этого фильма от ужаса ходил зигзагами – это была страшная геометрия».

Ингмар Бергман — «Андрей Рублёв» (1966)

Шведский классик Ингмар Бергман («Земляничная поляна», «Седьмая печать») был без ума от «Андрея Рублёва» Тарковского: «Рублёв» — один из лучших фильмов, которые я видел в своей жизни… Фильм, если это не документ, – сон, грёза. Поэтому Тарковский – самый великий из всех. Для него сновидения самоочевидны, он ничего не объясняет, да и что, кстати сказать, ему объяснять? Он – ясновидец, сумевший воплотить свои видения в наиболее трудоёмком и в то же время наиболее податливом жанре искусства. Всю свою жизнь я стучался в дверь, ведущую в то пространство, где он движется с такой самоочевидной естественностью. Лишь раз или два мне удалось туда проскользнуть».

Ларс фон Триер — «Зеркало» (1975)

Из современных западных кинорежиссёров самым большим фанатом Тарковского, пожалуй, является Ларс фон Триер («Танцующая в темноте», «Догвилль», «Нимфоманка»): «Вы видели фильм под названием «Зеркало»? Он меня просто загипнотизировал! Я смотрел его раз двадцать. Это практически моя религия: Тарковский для меня – бог. И если бы я не посвятил ему свой фильм, то все бы сказали, что я у него что-то позаимствовал. А если заимствуешь, то посвящай». Фон Триер посвятил Тарковскому свой фильм «Антихрист» (2009).

Джефф Бриджесс — фильмы Андрея Тарковского

Джефф Бриджес рассказал о своём отношении к Тарковскому в интервью журналу Esquire в 2010 году: «Один русский режиссёр – он еще снял «Дом из песка и тумана» (прим. Вадим Перельман)– дал мне как-то посмотреть Тарковского. Раньше я его не видел. Вот у кого никаких обязательств перед зрителем. Сцена длится десять минут, ничего не происходит, но ты настолько расслаблен, и тебе так хорошо».

Квентин Тарантино — «Человек-амфибия» (1961)

Представляя в России в 2019 году фильм «Однажды… в Голливуде» Квентин Тарантино на пресс-конференции признался в любви «Человеку-амфибии»: «Я включал 9-й канал в Лос-Анджелесе, и в начале 1970-х его показывали очень часто. Тогда я с удовольствием смотрел его. Я его обожал, хоть и не знал, что он российский».

Даррен Аронофски — советская фантастика

Даррен Аранофски («Реквием по мечте», «Рестлер») разделяет любовь Трантино к советской фантастике. Вот что он сказал в интервью РИА Новости в 2018 году: «Мне нравится движение в советском кино, которое очень сильно повлияло на мою картину «Фонтан». Это очень напряженные, фэнтезийные фильмы. Я помню, в одном из них был целый мир охотников за сокровищами. Они охотились за золотыми яйцами, которые несли магические птицы.

Меня очень интересовало цветное советское кино 1950-х, думаю, поздних 50-х годов. Это была целая серия картин, и они оказали на меня большое влияние в Соединенных Штатах, как раз когда я делал «Фонтан». И, конечно, в России много интересных режиссеров и сегодня». Из совремненых российских режиссёров Аранофски выделяет Звягинцева и Сокурова. Если кто узнал, о каком советском фильме говорил Даррен Аранофски, напишите, пожалуйста, в комментариях.

Источник